0 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

С медалями из «страны улыбок»

С медалями из «страны улыбок»

С медалями из «страны улыбок» вернулись спортсмены из Калининграда

Более тысячи спортсменов из 40 стран приняли участие в международной парусной регате «Кубок Короля Таиланда». Яхтсмены из Калининграда, Сергей Ежиков и Максим Авдеев, в качестве капитанов яхт Фалин и Мали, заняли второе и третье место в группе BBC 2.

Регата впервые была проведена в 1987 в честь 60-летия Короля Таиланда. С тех пор регата ежегодно проводится в первую неделю декабря, под патронажем короля Таиланда и королевского военно-морского флота. Гонки проходят в юго-западной части Пхукета, в непосредственной близости от пляжа Ката. Судьи умело чередуют короткие гонки вокруг знаков с протяженными маршрутными гонками с огибанием островов в Адаманском море. В день рождения Короля Таиланда, 5 декабря, организаторы проводят так называемый «сейл пасс» — торжественное прохождение всех яхт регаты мимо парадного строя кораблей военно-морского флота Таиланда. Для участников и гостей регаты, помимо парусных гонок, каждый вечер проводятся торжественные приемы с награждением по итогам гоночного дня и хорошей развлекательной программой.

Все яхты были разделены судьями на гоночные дивизионы. Помимо крейсерских яхт в регате принимали участие и дети на яхтах Оптимист, Лазер и Тупер. Отдельно на старт выходили катамараны и большие классические яхты. Кстати, по одной из версий, серьёзное развитие и внимание детский парусный спорт в этой стране получил как раз после включения в программу «королевского кубка».

Калининградцы принимали участие в регате в одном из самых многочисленных дивизионов BBC2 на яхтах SunOdyssey 41. В этом дивизионе соревновалось 16 экипажей, среди которых было много серьезных и опытных соперников. Судьба первого места была заранее решена – Сергей Мусихин, один из сильнейших российских гонщиков, во всех гонках был первым. А вот за призовые места до последней гонки шла борьба.

«Слабый ветер постоянно менял направление, сильное течение на отдельных участках дистанции, яркое солнце. Все это было нелегко учитывать, но это очень увлекательно и полезно. Очень понравились гонки, отличное место, безукоризненное судейство. Очень доволен и хочу здесь гоняться еще!» — сказал Сергей Ежиков сразу после награждения.

С медалями из «страны улыбок»

Более тысячи спортсменов из 40 стран приняли участие в международной парусной регате «Кубок Короля Таиланда». Яхтсмены из Калининграда, Сергей Ежиков и Максим Авдеев, в качестве капитанов яхт Фалин и Мали, заняли второе и третье место в группе BBC2.

Регата впервые была проведена в 1987 в честь 60-летия Короля Таиланда. С тех пор регата ежегодно проводится в первую неделю декабря, под патронажем короля Таиланда и королевского военно-морского флота. Гонки проходят в юго-западной части Пхукета, в непосредственной близости от пляжа Ката. Судьи умело чередуют короткие гонки вокруг знаков с протяженными маршрутными гонками с огибанием островов в Андаманском море.

В день рождения Короля Таиланда, 5 декабря, организаторы проводят так называемый «сейл пасс» — торжественное прохождение всех яхт регаты мимо парадного строя кораблей военно-морского флота Таиланда. Для участников и гостей регаты, помимо парусных гонок, каждый вечер проводятся торжественные приемы с награждением по итогам гоночного дня и хорошей развлекательной программой.

Все яхты были разделены судьями на гоночные дивизионы. Помимо крейсерских яхт в регате принимали участие и дети на яхтах Оптимист, Лазер и Тупер. Отдельно на старт выходили катамараны и большие классические яхты. Кстати, по одной из версий, серьёзное развитие и внимание детский парусный спорт в этой стране получил как раз после включения в программу «королевского кубка».

Читать еще:  Объект желания: Очки Vuarnet

Калининградцы принимали участие в регате в одном из самых многочисленных дивизионов BBC2 на яхтах Sun Odyssey 41. В этом дивизионе соревновалось 16 экипажей, среди которых было много серьезных и опытных соперников. Судьба первого места была заранее решена – Сергей Мусихин, один из сильнейших российских гонщиков, во всех гонках был первым. А вот за призовые места до последней гонки шла борьба.

Слабый ветер постоянно менял направление, сильное течение на отдельных участках дистанции, яркое солнце. Все это было нелегко учитывать, но это очень увлекательно и полезно. Очень понравились гонки, отличное место, безукоризненное судейство. Очень доволен и хочу здесь гоняться еще!

Сказал Сергей Ежиков сразу после награждения. Поздравляем наших спортсменов с хорошим выступлением и желаем дальнейших побед!

«Коронавирус накрыл страну буквально на глазах»: как мы успели отдохнуть в Таиланде и попали на карантин

История одного опасного отпуска

История одного опасного отпуска

Коронавирус нарушил планы

В канун нового 2020 года мы — обычная красноярская пара 30+ лет — сделали себе подарок: выгодно купили билеты в отпуск. Двухнедельный тур планировался на начало марта и должен был охватить Китай, Южную Корею, Таиланд. Но в январе по миру начала расползаться неведомая зараза, и программа путешествия стала скукоживаться. Выпал Китай, за ним Корея. К концу февраля остался только Таиланд, где тоже регистрировались случаи заражения.

Мы думали и спорили, отменять ли отпуск совсем. К дате вылета в королевстве насчитывалось 43 подтверждённых случая коронавирусной инфекции. Не так уж много для почти что 70-миллионного населения. Тем более что первую локальную вспышку, когда эпицентр находился в Китае, Таиланд смог достаточно успешно купировать. Ситуация в других странах тоже не была такой драматичной, как сейчас. В итоге мы решили: сокращаем программу до 11 дней, но всё же, понимая риски, — едем.

Подготовка

В первую очередь мы запаслись средствами для обработки рук и гаджетов — пара флаконов санитайзера, десять пачек спиртовых салфеток. Захватили медицинские маски — 20 штук, именно сколько удалось купить в две пары рук. Приготовили усиленные дозы витаминов — поддержать иммунитет. Валерьянку — от стресса. И приобрели медицинскую страховку посерьёзнее.

В самолете и в аэропорту

Честно, мы думали, что полетим в Бангкок в полупустом самолете. Но нет, наш регулярный рейс был набит битком. Многие летели целыми семьями, с детьми разного возраста. Дезинфицировали ли салон перед тем, как запустить вылетающих пассажиров, — неизвестно. После взлёта всем раздали салфетки с антисептиком. Можно протереть не только руки, но и пряжку ремня, и подлокотники. Экипаж был без медицинских масок, пассажиры тоже. Правда, по прибытии в аэропорт Суварнабхуми несколько наших попутчиков — человек 10, не больше — всё же надели маски.

В порту почти все (кроме пассажиров нашего рейса и некоторых других туристов европейской наружности) — в медицинских масках. Перед паспортным контролем — тепловизор. То тут, то там — гель-санитайзер для рук. Очередей нет, но и вымершим аэропорт не выглядит. Всё нормально.

В Бангкоке

Больше всего людей в масках — в общественном транспорте. В метро — так процентов 80 в них. Маски носят работники гостиниц, заведений общепита в больших торговых центрах (в маленьких кафешках — далеко не всегда), кассиры, продавцы. На улице примерно каждый третий прохожий в маске. Чем дальше от центра и туристических достопримечательностей — тем больше открытых лиц.

При этом купить медицинскую маску в аптеке невозможно. «Finished», — говорят продавцы и пожимают плечами. Власти периодически раздают маски бесплатно, но туристам сложно разобраться, куда и когда нужно приехать, в какую очередь встать. Местные СМИ публикуют видеоинструкции, как сшить многоразовую маску из ткани самостоятельно. Так что наши красноярские маски нам пригодились. Мы надевали их каждый раз, отправляясь в людное место.

Читать еще:  Лучшие пляжи Турции: ТОП-5

Зато санитайзеров в Бангкоке — в достатке. Они практически всюду: на входах в метро, в гостиницы, торговые центры, аптеки, на всех кассах. Даже в автобусе видели прицепленную к сиденью бутылку с гелем для рук.

С медалями из «страны улыбок»

Грустная оперетта – нонсенс! К драматическому мюзиклу уже притерпелись. Но оперетта…

Оказывается, на незыблемость хэппи-энда в лёгком жанре уже почти 100 лет назад, в 20-е годы прошлого столетия серьёзно покусился один из королей оперетты Франц Легар. Его «Паганини», «Царевич», «Фридерика», «Страна улыбок», «Джудитта» и ещё несколько малоизвестных у нас названий – это всё пьесы-партитуры с печальным финалом. Трудно наверняка сказать (хотя тому существует много объяснений), почему «легариады», как называют поздние новаторские произведения композитора, получив бешеный успех на премьерах, не имели потомства в жанре. В России, я думаю, великолепные поздние опусы австро-венгерского мастера не прижились потому, что не вписывались в каноны советского опереточного «оптимизма». Такая прививка работала долго.

Сегодня спектакль «Страна улыбок» в питерской Музкомедии заставляет изумиться: почему нет? Почему отказывать этому жанру в праве на серьёзную, вполне логичную в контексте сюжета грустную развязку?

Правда, есть ряд деталей: постановщики должны быть достаточно высокого класса, ведущие певцы — с настоящим вокальным материалом. При этом нельзя потерять особую специфику оперетты с её юмором, отточенностью дивертисмента, каскадом и чувственным шармом.

С некоторыми оговорками можно констатировать, что всё это в новом питерском спектакле в наличии. Колористически сочная и изысканно-нежная, в чётких маршевых или плавных вальсовых ритмах европейской части спектакля, жёсткая или пикантно-игривая в стилизованном китайском акте, яростно драматичная в момент психологической кульминации, партитура в интерпретации молодого дирижёра Алексея Нефёдова звучит полноценно. Контакт оркестра с исполнителями говорит о тщательной проработке и отрепетированности. А сценическую чёткость действа можно не обсуждать: постановщик спектакля Миклош Габор Кереньи из Венгрии этим славится. Великолепно отлаженные премьерные представления шли как уже хорошо обкатанный спектакль. Никаких скидок, всё на все сто. Это почерк Кереньи. Жёсткий враг непрофессионализма, он говорит: репетиции, репетиции и ещё раз репетиции. В Питерской Музкомедии он ставит четвёртый спектакль, и поначалу актёры просто выли. И сейчас подвывают, но знают: с Керо, как он себя артистично позиционирует, «не побалуешь».

Петербургская «Страна улыбок» (совместная постановка с Будапештским театром) идёт в специальной венгерской редакции, а русская пьеса написана Алексеем Франдетти. Текст этот – далеко не шедевр литературы, но для пения удобоварим, что в сложных вокальных партиях чрезвычайно важно. А партии героев здесь супертрудные. Одних сольных арий и ариозо у китайского принца в спектакле пять, не считая дуэтов. Настоящее оперное вокальное наполнение требуется и для роли графини Лизы.

Спектаклю предшествует своеобразный пролог, развёрнутый на музыке увертюры. Здесь пантомимически изложены все события, предшествующие развитию романа китайского посланника Су-Шонга (иногда переводят: Су-Чонг – прим. ред.) с молодой вдовой Лизой, начиная с детства принца. Приём работает несколько в лоб, но зато позволяет не разводить длинные объяснительные диалоги по ходу действия. Взаимоотношения Европа-Азия определены сразу: мужчины против, женщины — за. Но всё в пределах дипломатической гибкости. Мальчик-принц ещё несколько раз появится в спектакле, и когда в финале за уплывающей в Европу героиней закроются ворота-веера, мальчик упадет замертво. Молодого счастливого человека больше нет, остался правитель, верный своему долгу. А дивную мелодию горькой любви допоёт музыка Легара.

Кереньи ставит очень густо, даже перенасыщенно. Дабы не потерять ту самую опереточную лёгкость и дать лишний шанс эффектной развлекательности, режиссёр идёт на решительную динамизацию контрастов. Авторских сопоставлений лирического, шутливого и зрелищного ему мало. И потому его редакция – это включение ряда музыкальных номеров из других оперетт Легара: «Евы», «Танца стрекоз», «Венских женщин». И даже более решительная перекомпоновка музыкально-драматургического материала. Строго говоря, это не самый лучший способ. Но зато результативный. Им пользуются настолько широко, что иногда ушам своим не веришь, совершенно не понимая, на какое название в театр оперетты ты пришел.

Читать еще:  Яхт клуб на Крестовском острове

Однако данный случай близок к формуле «победителей не судят». Кереньи – мастер сценического зрелища, достаточно наполненного смыслом, крепко сработанного и по-своему красивого. Декор, особенно в китайской части спектакля, выполнен в пряных тёмных тонах, с излюбленными Керо светильниками с открытым огнём. Основа оформления – веера-ширмы, кружевные в первой части и покрытые китайской росписью во второй. Веера – приём донельзя избитый, но пространственное решение художника Агнесс Дьярмоти продуманно, целесообразно, эффектно. О том, как чётко всё это работает, уже сказано.

Когда Легар писал «Страну улыбок», он рассчитывал на знаменитого немецкого певца-актёра Рихарда Таубера, который предпочёл артистическую карьеру в оперетте овациям публики Венской оперы. Собственно, для Таубера композитор и переделывал свою раннюю «Жёлтую кофту» в новое сценическое произведение. Потом в партии Су-Шонга блистал Николай Гедда, да и многие другие звёздные тенора имеют в своём репертуаре знаменитую арию принца из «Страны улыбок». А это значит, что для такого названия нужен очень крепкий певец с красивым тембром и стабильным вокалом. На сегодняшний день в питерской Музкомедии с этим не всё блестяще. Премьеру пел венгр Жолт Вадаш. Профессиональный, внешне фактурный, стабильный, но почти лишённый актёрского тепла и эмоциональной гибкости, часто выходящий за пределы культурного вокала в крик. Говорят, хорошо, когда певцу есть чем кричать, то бишь, иметь голос. Но Легар с его трепетной нежностью, мелодической гибкостью и оригинальными оборотами требует ещё кое-чего, кроме силы звука и демонстрации темперамента. Да, яростный почти экспрессионизм кульминации спектакля со знаменитой арией Су-Шонга передан и режиссёром, и певцом на пределе эмоций, это впечатляет. Но материя «легариады» куда разнообразнее и сложнее, чем один эмоциональный выплеск.

Другой исполнитель этой партии Фёдор Осипов тоньше и актёрски объёмнее. Его герой рефлексирует, и, прежде всего, музыкально. Прекрасный стилизованный китайский романс из первого акта и многие лирические эпизоды спеты и сыграны отлично. Но временами возникает проблема нестабильности вокала, шаткость верхов, а это в подобной партии непозволительно.

В партии-роли графини Лизы хороши каждая по-своему и Оксана Крупнова, и Наталья Савченко. Крупнова обаятельна и аристократична, Савченко темпераментна и свободно выходит в драматичных эпизодах на полноценный оперный вокал, что для позднелегаровской музыкальной материи очень важно.

Интересно повёрнута и у композитора, и следом за этим у постановщика линия второй опереточной пары: сестры Су-Шонга китаянки Ми и графа Ференца. Поначалу традиционная версия типа «Бони и Стаси» оборачивается к концу спектакля ещё одной драмой. И если блестящие каскадники Ольга Лозовая и Иван Корытов делают этот переход довольно механистично, то у Марии Елизаровой и особенно Александра Леногова это окрашено совсем другими тонами. Последний их эксцентрический дуэт-танец расставания – грустная и безуспешная попытка обратить драму в ёрничество.

В европейской части спектакля отец Лизы – Александр Байрон и мать Ференца – Светлана Лугова составляют элегантный дуэт немолодых людей, очаровательно совмещающих флирт между собой и озабоченность судьбой детей. В экзотической части особенно колоритны властный дядя принца Чанг – Виктор Кривонос и презабавный евнух Владимир Ярош. Отлично работают хор и балет театра, хотя в бальных эпизодах раздражает опереточная рутинность танца. В целом легаровское новаторство столетней давности обернулось на сцене питерской Музкомедии спектаклем, органично совместившим абсолютно все атрибуты развлекательной оперетты с серьёзной конфликтностью ситуаций, драматизмом, в большинстве своём добротным пением и искренними зрительскими слезами. Не менее натуральными, нежели те, что вызывают знаменитые оперные финалы веристов. Недаром Легара называют Джакомо Пуччини оперетты.

Фото Юлии Кудряшовой и Надежды Борисовской

Ссылка на основную публикацию
Статьи c упоминанием слов:
Adblock
detector