0 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

Антон Чупков хочет побеждать

«На море плаваю по-собачьи»: Чупков о жизни вне бассейна, знакомствах с девушками в соцсетях и футбольном ЦСКА

«Мне не обидно, что пловцам уделяют меньше внимания, чем футболистам»

— Не устали от постоянного общения со СМИ после чемпионата мира?

— Конечно, это далеко не первое моё интервью, но я не устал. Общаться с журналистами нужно, вы тоже выполняете свою работу. К тому же нужно пользоваться возможностью, отблагодарить тех, кого следует, поведать о своих эмоциях.

— Не обидно, что о пловцах вспоминают только после больших побед на чемпионатах мира и Олимпийских играх?

— Это связано с тем, что у нас в сезоне только один главный старт, когда вся Россия может увидеть нас по телевизору. Больше таких крупных турниров в течение года нет. Но мне не обидно, что пловцам уделяют меньше внимания, чем футболистам или фигуристам. Зато легче живётся. Я не тщеславный, мне всё равно.

— Вас узнают на улице?

— Да, обычно это родители с детьми, которые восхищаются плаванием, смотрят на нас и берут пример. Узнавать пловцов вообще сложнее, чем, например, хоккеистов, потому что на нас всегда надеты шапочки и очки. Но детям удаётся, они подходят и просят сфотографироваться или дать автограф.

— Вам приятно?

— Конечно, особенно если это дети. Им тяжело отказать. Если ответить взаимностью ребятам, это станет для них дополнительной мотивацией.

— Но ведь вы побеждаете на чемпионатах мира, в то время как представители других видов спорта порой ничего не выигрывают, а их знает вся страна.

— За один чемпионат мира получаешь столько внимания, что хватает.

— Вы сами для себя решили, что нужно быть публичным человеком, или кто-то подсказал? Ведь не все спортсмены хотят быть такими.

— Это моя личная позиция. Понимаю, что у всех своя работа и мы с журналистами связаны. Поэтому всегда иду навстречу.

— Нет мыслей в будущем самому заняться журналистикой?

— Нет, это вряд ли. Сейчас я получаю удовольствие от спорта, в будущем хотел бы найти своё дело, которое будет так же нравиться.

— На сколько увеличилось количество подписчиков в социальных сетях после первенства планеты?

— Я к соцсетям отношусь нейтрально, не так хорошо веду Instagram, хотя нужно уже этим начать заниматься. Теперь их стало 17 тысяч. Конечно, это немного, но среди пловцов у меня один из лучших показателей, если не считать Юлию Ефимову или Владимира Морозова.

— Для вас ведение социальных сетей — часть работы или просто развлечение?

— Да, это развлечение. Просто интересно посмотреть, чем занимаются друзья, потому что у нас много сборов и соревнований, редко с ними вижусь. Приходится так наблюдать за их жизнью. Переписываться есть время, а вживую общаться уже сложно. Всё свободное время уходит на семью и друзей.

— Девушки вам пишут, пытаются знакомиться?

— Да, и они тоже — поздравляют с успехами, особенно сейчас. Но у меня такая жизненная позиция, что если девушка пишет сама, то мне она будет не нужна. Мужчина сам должен добиваться женщины. Возможно, есть исключения, но всё-таки я сам должен найти кого-то и узнать.

— Какой должна быть девушка, чтобы вам понравиться?

— Не знаю, просто должна понравиться, запасть в душу. Я сам такую найду. Кто ищет, тот всегда найдёт.

— У вас бывают периоды, когда вы уходите в себя, ни с кем не общаетесь и до вас уже не достучаться?

— Таких моментов почти не бывает. С друзьями я всегда общаюсь, каким бы ни было настроение. Даже если где-то загоняюсь, общение с ними всё равно пойдёт на пользу. Депрессиям я не подвержен.

— Даже перед стартом не уходите в своеобразный вакуум?

— За столько лет у меня было много крупных стартов, Олимпийские игры и три чемпионата мира, были победы на них. Большого волнения уже нет, всё воспринимается проще. Нет, мандраж сохраняется, как у любого человека, но всё даётся легче.

Антон Чупков: Я не согласен, что американцы – небожители. С ними можно бороться

Антон Чупков завоевал золото, выиграв двухсотметровку брассом и побив рекорд Европы.

— Как обычно, я хотел ускориться на последнем полтиннике. Главное, чтобы сил хватило, — объяснял свои планы Чупков. – Вот так и финишировал. Контролировал соперников. Видел, что ребята прибавили. Тоже старался поднажать, но не в ущерб для своего состояния.

— Вы знаете Юрия Борзаковского? Ваша тактика на дистанции похожа на его.
— Значит, не один я такой! Вообще надо сказать спасибо моему тренеру.

— Что вы такого сейчас знаете о дистанции 200 м, чего не знали на Олимпиаде в Рио?
— Да все знал. Но был на год моложе. И возможно, оказался тогда не так хорошо готов, как сейчас. Однако тогда была Олимпиада и тоже медаль, но бронза.

— Россия в один день берет три золота и серебро. Это что такое?
— Это супер! Должно было ведь нас прорвать. И наконец, это случилось. Надеюсь, для сборной России это станет большим стимулом для шага вперед.

— Такого ведь никогда не было!
— Просто парни собрались. Русские мужики все-таки! Мы поверили в себя как никогда. Взяли свои медали.

— Рылов сказал перед финалом, что ты победишь.
— Ну он молодец! Но я об этом не думал, если честно. Нельзя недооценивать соперников и переоценивать себя. Это может плохо закончиться.

— Даже медаль во сне не маячила?
— Вообще нет.

— Что нужно сделать, чтобы побить мировой рекорд?
— Лучше тренироваться. И подтягивать второй-третий полтинник. Это самое слабое мое место.

— Что вы делали перед своим финалом?
— Разминался, смотрел заплыв Женьки. Потом пошел на его награждение, заряжался мотивацией, когда в его честь звучал гимн России. Это же гимн нашей великой страны. Всегда приятно его слушать.

— Американцы – лидеры в мировом плавании. Небожители, собирают кучу медалей. Реально ли России хотя бы приблизиться к их уровню?
— Небожитель здесь только один – британец Адам Пити. А все остальные – обычные люди, соперники. Со всеми можно бороться. И мы реально это доказали. У нас боеспособная команда, мы можем побеждать и рвать.

— Но в США крутая конкуренция.
— А в России разве нет? Посмотрите, какой у нас сильный брасс. Да и другие стили.

Читать еще:  Пожар в московском яхт-клубе

— А что такого есть у Пити?
— У него на 50 и 100 м есть супертехника и темп. Но так – обычный парень, мой друг. Вчера мне удачи желал перед финалом. Мне нравится, как он плывет. Сейчас Адам непобедим, но найдутся люди, которые с ним будут биться на равных.

СТАТИСТИКА

Плавание

200 м брасс. Мужчины

1. Чупков (РОССИЯ) – 2.06,96 (рекорд Европы). 2. Косеки (Япония) – 2.07,29. 3. Ватанабе (Япония) – 2.07,47… 7. Хоменко (РОССИЯ) – 2.09,18.

Антон Чупков: «Я патриот Москвы, но от плавания в столице мало что осталось»

Один из самых обаятельных российских пловцов – 22-летний москвич Антон Чупков – в последние годы громит соперников на своей коронной дистанции 200 метров брассов практически на всех стартах. Но о чем-нибудь, кроме своей работы, этот звездный спортсмен рассказывает редко. После возвращения с победного чемпионата мира в корейском Кванджу Чупков пришел в гости в «СЭ» и постарался раскрыть новые грани своей личности.

– Много поздравлений получили после победы на чемпионате мира?

– Да, была огромнейшая поддержка от людей. Все поздравления прочитать даже невозможно. Всем ответить очень сложно.

– А хейтеры в плавании бывают? Когда вам пишут что-то неприятное в соцсетях?

– И такое бывает, конечно. И хорошее пишут и гадости.

– Как реагируете? Отвечаете?

– Бывает, иногда. Когда настроение плохое.

– Вас легко по жизни вывести из себя?

– Нет. Сорваться могу, но по себе я сам спокойный.

– Куда вы уходит негатив, который у вас внутри?

– Растрачиваю на тренировках. Все силы и эмоции оставляю в бассейне.

– Вы один из самых стабильных российских пловцов. Как вы настраиваетесь на соревнования?

– Я стрессоустойчивый человек. Поэтому никаких специальных ритуалов нет. Обычно играю в приставку или что-нибудь смотрю в телефоне. А, к примеру, во время сборов Владивостоке перед чемпионатом мира мы в свободное время ездили на остров Русский, наслаждались красивыми местами, кто-то из ребят ходил в океанариум.

– Во что играете на приставке?

– Как правило, в футбол. Играю, конечно же, за ЦСКА, так как с детства переживаю за эту команду.

– Из Кванджу наблюдали за началом чемпионата России по футболу?

– Да, следил за игрой ЦСКА с «Локомотивом», но на Дальнем Востоке была ночь, и полностью посмотреть прямую трансляцию не удалось. Только первый тайм.

– Многие уверены, что раньше основная проблема нашей сборной была в голове. Вам не кажется, что вы побеждаете во многом благодаря психологической составляющей?

– Все люди разные, у каждого в голове свои тараканы. Мне кажется, что хорошие результаты – это исключительно плод хорошей работы на тренировках

– Вы говорите, что у нас нет личных обрядов перед заплывом, но вы ведь целуете свой крестик…

– Ну это не обряд. Это просто моя вера. Я верующий человек, часто бываю в церкви, с самого детства хожу туда на праздники. У нас так принято в семье.

– Посещаете церковные службы каждую неделю?

– Я не часто бываю дома. А когда приезжаю, свободное время стараюсь проводить с семьей, с друзьями. Но если я в Москве, в церковь стараюсь все-таки зайти.

– Пост держите?

– Нет, спортсмену это тяжело, но в будущем обязательно попробую. Зато на Пасху я как-то стоял всю ночную службу. В этом году, правда, не получилось, потому что был на соревнованиях в Китае. Но до этого с семьей ходили.

– Во время крещенских купаний в прорубь окунаетесь?

– Нет, для меня это опасно. Но как карьеру закончу, обязательно попробую.

– Далеко простираются ваши планы после Игр-2020?

– Нет. Планов после этих Игр вообще нет. Пока не знаю, что будет дальше.

Мне нет смысла уезжать тренироваться в США

– Вы часто рассказываете о своей дружбе с Кириллом Пригодой. Как это все началось?

– Мы же столько лет уже вместе плаваем – соревнуемся, на сборах много времени проводим. Дружим, можем и подколоть друг друга. На каких-то небольших соревнованиях даже прямо перед стартом.

– А из иностранцев вы кого-то выделяете?

– Да, весь финальный заплыв на дистанции 200 метров брассом – сильные спортсмены. Выделить кого-то одного не могу.

– А правда, что, если оказаться с олимпийским чемпионом на стометровке брассом Адамом Пити рядом на 75 метрах, он может дрогнуть?

– Да, возможен такой вариант. Мы с тренером об этом тоже рассуждали. Если он увидит, что не «везет» корпус, может всякое случиться. Но для начала за ним надо удержаться до 75. У меня ориентир, конечно, больше на «двухсотку», но «сотню» все равно хочется плыть в районе 58 секунд с небольшим. Для меня этого будет достаточно. И хочется, конечно, в эстафету отобраться на следующий год.

– И вот тут ваша дружба с Пригодой и проявится… Вы же с ним – прямые конкуренты.

– Все равно же кто-то плывет в квалификации утром, а кто-то в финале вечером. На чемпионате мира я утром проплыл – и без нас бы они вечером не выступали. Все справедливо.

– Чем-то кроме брасса хотели бы попробовать плавать на соревнованиях?

– У меня неплохой результат на 200 метров комплексом – брал серебро на Кубке России, на Европейских играх со вторым временем попадал в финал, но снялся. Думаю, если буду готовить эту дистанцию, смогу ее хорошо проплыть. Но не к этим Играм, разумеется.

– Среди российских пловцов есть те, кто любят тренироваться в России, и те, кто за границей. Вы к какой категории относитесь?

– Когда я не на сборах с командой, всегда тренируюсь в Москве. В мае ездил в США, в Лос-Анджелес – на базу, где занимается Владимир Морозов. Да, наверное, у них условия получше, чем у нас. И совершенно другие тренировки. Но я бы не хочу уезжать за границу. Возможно, раньше я бы и согласился, но сейчас смысла нет.

– В чем уникальность американских условий?

– У них есть все, что нужно пловцу, чтобы заниматься. Все! Это касается не только Америки, но и других стран.

– А мировой рекорд все равно у вас.

– Выживаем как можем.

– Недавно главный тренер сборной Сергей Чепик высказался о наших девушках, которые уехали в США, полностью посвятили себя учебе, а тренировки забросили.

– Это их выбор. Знаю, что там строго – если ехать именно учиться. Не представляю, как они справляются. Если что-то не сделаешь по учебе, запросто могут выгнать из университета, и поедешь обратно. Немногим удается совмещать учебу и тренировки.

Алкоголь не пью. Мы же профессионалы

– Стоит, на ваш взгляд, перед Токио повторить опыт со сборами во Владивостоке и в Осаке, которые были в этом году?

Безусловно. Прежде всего, из-за разницы во времени. Именно эти сборы помогли нам акклиматизироваться. Самый пик акклиматизации пришелся как раз на Владивосток. Мы там были восемь дней, что как раз и нужно организму для перестройки. Благодаря этому в Корее на чемпионате мира чувствовали себя уже получше.

Читать еще:  Instagram недели — порты

– Близкие когда-нибудь поддерживали вас не на домашних стартах, а где-то заграницей?

– Вообще нигде не поддерживали. Я не хотел бы что бы кто-то из родных был на трибунах. Это дополнительное давление.

– Вы прямо просили, чтобы не приходили?

– Нет, просто не приезжают. У меня мама вообще боится летать на самолете. Если она дома так нервничает, то что будет в бассейне? Мне кажется, она туда нырнет. (смеется)

– Как часто удается во время соревнований общаться с близкими? Стараетесь каждый день списываться?

– Да, очень часто списываемся. Для меня очень важна поддержка близких, семьи, друзей. Sms, или можем просто созвониться по ватсапу. Но больше переписываемся, конечно.

– Насколько плотно с вами на связи тренер? Бывает такое, что в отпуске дает задания?

– Сейчас у тренера как раз отпуск, с 15 августа – первые сборы в Испании начинаются. Моего тренера там не будет, но едет вся команда, кто сейчас был в Кванджу. У нас будет один раз в день тренировка в бассейне, а дальше – тренер сказал отдыхать и плавать в свое удовольствие, задания присылать не будет. Во время отпуска с тренером вообще не созваниваемся, только за один день до тренировки.

– Вы учитесь на тренера, видите себя в этом в будущем?

– Я еще учусь, пока не закончил. Я на кафедре плавания, посмотрим, что будет дальше.

– В целом вам какой тренерский стиль импонирует? Диктатор или либерал?

– Не знаю, это надо уже реально работать, чтобы понять, какие стиль тебе больше подходит.

– А ваш тренер какой по отношению к вам?

– Спокойный. Все делаем сообща, все вопросы решаем мирно.

– Если есть возможность, подкалываете друг друга?

– Моему тренеру 68 лет. Подкалывать его мне смысла нет. Он может, а я – нет.

– Тренер вам как отец?

– Мы с ним с 11 лет. В человеческом плане я многое у него взял, потому что я с ним рос рядом. Мы всегда вместе. Я знаю, что многое могу доверить тренеру, даже проблемы, не связанные со спортом. Я всегда знаю, что он мне даст хороший совет.

– Один из его публичных советов, чтобы вы больше думали о будущем и участвовали в коммерческих соревнованиях.

– Почему нет? Если приглашают на них и есть вариант заработать. Тренер сказал, что они не мешают подготовке. Если бы мешали, никто бы не ездил на эти старты. В чемпионской серии была компания что надо. Не просто промежуточный старт, а реальная борьба.

– Сколько времени вам нужно проводить в воде перед соревнованиями, чтобы выйти на пик формы?

– Когда у нас идет межсезонье (январь, февраль, март) – это жуткие объемы, тяжелые тренировки и хочется побыстрее о них забыть. Утром мы плаваем по два часа, не меньше, плюс работа в зале. И вечером тоже самое. Некоторые столько в день не проходят, сколько мы плаваем за тренировку. 12-14 км в день.

– После этого остаются силы на что-нибудь?

– Мало, конечно, но все от настроения зависит. На сборах проводим время с удовольствием – в те же приставки играем.

– Тренеры не отбирают телефоны и приставки?

– Нам же не 15 лет, чтобы отбирать. У многих уже семьи, дети, а тут к ним придет тренер и скажет сдать свой планшет. Такого нет и не должно быть

– В целом тренеры не пытаются контролировать личную жизнь? Следят во сколько ложитесь спать?

– Нет. Я и сам знаю, что в период жесткой подготовки нужен обязательно режим. Важно вовремя лечь спать, чтобы восстановиться после тренировки. Еще, конечно, надо правильно питаться.

– А алкоголь можете себе позволить?

– Нельзя. Мы же профессионалы.

– Даже не пробовали ни разу?

– Ну, пробовал, конечно. На праздниках шампанское можно, в период отдыха, естественно.

Ко мне на дорожку иногда заплывают бабушки

– Есть ли люди, с которых берете пример в технике в брассе?

– Сейчас уже не с кого брать пример. В детстве, когда только делал первые шаги в плавании, было много примеров: олимпийский чемпион Даниэль Дьюрта из Венгрии, японец Косуке Китаджима. Он, кстати, приезжал на этот чемпионат мира, поздравлял меня. Эти спортсмены – лидеры брасса, и я думаю, что многие дети брали и будут брать с них пример.

– Сколько лет нужно, чтобы поставить человеку идеальную технику?

– Прогнозировать невозможно. Человек немного вырос, немного прибавил в весе – от этого совершенно меняется техника, ведь это все очень заметно. Так что это серьезная головоломка для тренера.

– Фигуристы пристально следят за своим весом. Как обстоят дела с этим в плавании?

– Кто-то взвешивается – в основном, конечно, девочки. Я же в питании могу себя не ограничивать. Даже могу позволить себе фаст-фуд.

– Многие пловцы бояться плавать в открытых водоемах. У вас с этим как?

– Согласен. Я люблю солнце и море, но далеко не уплыву. Когда не видно дна, возникает дискомфорт.

– А тренироваться любите в открытом бассейне?

– Не то, чтобы люблю – просто у меня в Москве есть только такая возможность тренироваться. В столице сейчас плохо с бассейнами. В открытом бассейне я плаваю с детства, лет с 12-13 – каждый день. В «+25» и в «-25». Там легче дышать – это полезно и очень важно для нас. В закрытом бассейне душно, а если еще и хлорки пересыплют… Потом ГИБДД останавливает и спрашивает: «Чего глаза красные?». Отвечаешь: «Так я же пловец».

– Сейчас в Москве проблема в 50-метровыми бассейнами. В том месте, где вы занимаетесь нет перегруза?

– Есть! В прошлом году наш бассейн закрыли на июль и август – душевые новые делали, и за два месяца не успели. Представляете сколько детей, сколько народу там плавает – всех пришлось раскидывать в разные бассейны, а их и так мало.

– Были случаи, вы оказывались на одной дорожке с какими-нибудь бабушками?

– В открытом бассейне мне выделяют последнюю дорожку, но ко мне может легко заплыть и бабушка. Если это случается, ее сразу просят уйти.

– Казань снова получила право на проведение чемпионата мира. Как к этому относитесь?

– Очень круто! Казань – главный спортивный город в России. Я патриот своего города, и очень люблю Москву, но сейчас от плавания в столице мало что осталось. Закрыли «Олимпийский» – единственный нормальный бассейн. А в Казани огромнейшая популяризация плавания, нас там активно поддерживает.

– В плавании в последние годы много экспериментов – смешанная эстафета, и все такое. Как относитесь к такому тренду?

– Это интересно. Были какие-то соревнования в Америке, перед стартом судьи клали в шапку жребий, и спортсмены вытаскивали свою последовательность стилей – всем командам по-разному. Кто-то начинал дельфином, кто-то – кролем, кто-то – брассом. Это было шоу, не серьезный старт, но получилось прикольно. До профессионалов вряд ли такое дойдет, но наблюдать за такой эстафетой – очень интересно.

Читать еще:  Венеция против туристов

Антон Чупков, родился 22 февраля 1997 года в Москве
Бронзовый призер Олимпиады (2016) на дистанции 200 м брассом
Чемпион мира (2017, 2019) на дистанции 200 м брассом
Бронзовый призер чемпионата мира в комбинированной эстафете 4х100 м
Чемпион Европы (2018) на дистанции 200 м брассом
Четырехкратный чемпион Европейских игр (2015)

Антон Чупков: «Я постепенно погружаюсь во весь этот спринт»

Корреспондент РИА Новости Вероника Гибадиева встретилась с Чупковым на «Озере Круглом» во время подготовки к ключевому старту сезона, чтобы поговорить не только о плавании, а обо всем интересном, что его окружает.

— Я даже не знаю, о чем таком интересном поговорить.

— Да ладно!

— Может скучно получиться. Больше про жизнь или про плавание?

— Про жизнь.

— Нет, в жизни я не скучный. (Смеется) Если вот про бассейн спрашивать, про мой стиль плавания, про все это, наверное, когда начну говорить, может, и скучно покажется, а так. Живу как хочу!

— Серьезно? Не каждый может этим похвастаться.

— Ну не во всем, конечно, но в большинстве случаев стараюсь делать так, чтобы мне самому было по кайфу.

— А в бассейне?

— В принципе то же самое. Но там работа. Есть обязательные вещи, которые нужно выполнять, думать, нагружаться.

— Про думать. Глупый человек сможет плавать 200 м брассом и доминировать на этой дистанции?

— Мне кажется, нет. (Смеется) Просто потому, что это стратегия, нужно раскладывать силы, думать, опять же, соображать, стараться. Глупый человек. не может думать. (Смеется)

— Чему дольше учил тренер: плавать или думать?

— Вот! Тренер тоже говорит последние лет пять: «Я вас уже учу не плавать, я вас учу думать!» И он прав. А думать вроде как получается. (Смеется)

— Самая глупая ошибка, которую можно сделать на 200 м брассом?

— Начать слишком мощно – по скорости, по дерганым движениям.

— Было такое раньше?

— В детстве. Хотелось все и сразу! Хотелось и начинать мощно первую стометровку, и вторую тоже быстро выдать. Это играло со мной злую шутку, тренер со мной проводил беседы на эту тему. Так думать и учились.

— Вы как-то сказали, что иногда, когда плывете 100 м, ловите спринтерский дух, но по темпераменту, как мне кажется, совсем не спринтер?

— Так и есть. Но я постепенно погружаюсь во весь этот спринт. Темперамента, действительно, такого нет, но если захочу, могу взорваться!

— От чего?

— Даже сложно сказать.

— В метро в ответ на грубость какой-нибудь тети?

— Нет, ну это вряд ли. Хотя в метро давно не ездил. Надо как-нибудь спуститься в метро – на «Выхино», в 8 утра. (Смеется) Вот это, наверное, может разозлить. Но если серьезно говорить про «взорваться»… Как любит говорить мой тренер Александр Сергеевич Немтырёв, не будите спящего медведя.

— Это в каком случае он такое говорит?

— Как-то мы делали спринтерскую работу, и у меня не получалось, как тренер хотел… Но потом я все-таки смог все выполнить, и Александр Сергеевич сказал: «Ну все, разбудили спящего медведя».

— Женя Рылов признался, что после Игр в Рио многое переосмыслил. У вас с этим как?

— Эти 2,5 года так быстро пролетели. Могу сказать, что не загонялся, больше думал о чемпионате мира в Будапеште. Складывалось, получалось. Травм не было, и не дай бог, чтобы они были у меня. Вообще, хочется, чтобы у всех наших ребят никаких травм не было.

— У вас в брассе сейчас очень сильная внутренняя конкуренция в команде. Соперничество идет на уровне лучших мировых результатов, но при этом на фоне информационной тишины. Справились бы, если бы шума вокруг вас с Кириллом Пригодой было бы столько же, сколько вокруг фигуристок Евгении Медведевой с Алиной Загитовой?

— Я бы отгородился. Не открывал бы соцсети и интернет.

— А смогли бы?

— Вполне. Не ходил бы с телефоном вообще. С кнопочным бы ходил! (Смеется.)

— А можете представить такую ситуацию вокруг российского плавания? Или все эти жуткие истории из фигурного катания про стекло в коньках ему несвойственны?

— Я как-то слышал от старших ребят, что они находили иголки в кроссовках после заплыва. Давно это было. Просто забирали вещи и обнаружили такое. Со мной подобного не случалось. Мы с ребятами хорошо дружим, но, если будет травля, как у Медведевой с Загитовой, мы с Кириллом просто откроем какую-нибудь новость, поржем, да и все.

— Не впустите это в себя?

— О себе любите читать?

— Практически не слежу за тем, что обо мне пишут. Читаю новости спорта – о футболе, обо всем остальном. Раздел «Водные виды» открываю при этом реже всего. Возможно, по жизни надоедает, не хочется в свободное время в это лезть. Работы в бассейне хватает, а за его пределами лучше другими видами поинтересоваться. Лучше я про Медведеву с Загитовой почитаю. (Смеется)

— Серьезно?

— Да бывает. Но больше про футбол, конечно.

— За кого-то болеете из зарубежных команд или только за ЦСКА?

— На сборах Лигу чемпионов смотрел. Надо же отвлекаться. Вообще, на сборах в ход идет все: сериалы, фильмы.

— Вообще, многие спортсмены избегают трансляций соревнований, чтобы не было лишнего адреналина.

— Нет, у меня как раз наоборот. Меня это отвлекает. Когда ЦСКА играл с «Реалом», у меня, кажется, даже температура поднялась. Горел весь! Но потом лег спать, утром проснулся – и снова за работу.

— С учебой у вас как?

— Из педагогического меня вышвырнули, я перевелся в РГУФК, на свое родное плавание.

— Тогда вопрос: вы себя на месте Александра Сергеевича Немтырева представляете? Как бы вы с Чупковым справлялись?

— Ой, не знаю. Хотя не считаю, что я такая уж проблема для него. (Смеется) Он человек опытный, с высокой квалификацией. Надеюсь, что ему со мной не очень трудно работать. (Смеется)

— А вообще хотели бы быть тренером?

— Нет. Я бы не хотел оставаться в спорте. Хочу быть летчиком! Туда можно пойти до тридцати лет учиться, время есть, но с теми знаниями, что я получил, это, конечно, будет сложно. Хочется попробовать, правда. После плавания, возможно, займусь этим. Я уже опробовал тренажер, на котором пилоты учатся. Управлял джойстиком, как надо. Прикольно очень! Ощущения такие же настоящие, как в полете! Мне очень понравилось. Почувствовал себя летчиком благодаря сертификату на полчаса. (Смеется)

— Чего больше всего хочется по жизни и в плавании?

— Мне хочется побольше рекордов. А в жизни просто хочу быть счастливым.

Ссылка на основную публикацию
Статьи c упоминанием слов:
Adblock
detector