0 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

Загадочный бой. Русские и греки

Загадочный бой

В июле 1831 года у берегов греческого острова Порос произошёл морской бой, оставшийся почти незамеченным современниками и совершенно забытый потомками. Впервые более-менее подробное описание этой неравной схватки появилось только в 1890 году. Статья, написанная участником боя лейтенантом Петром Барановским и опубликованная в журнале «Морской сборник», называлась так: «Бой люгера «Широкий» с греческим 60-пушечным корветом «Специя» в Монастырской бухте острова Порос 27 июля 1831 года». Уже сам заголовок статьи может вызвать недоумение: и словосочетание «60-пушечный корвет», и его название, и сам факт боя русского корабля с греческим, поскольку, как известно, Россия и Греция между собой никогда не воевали… Попробуем восстановить события этого загадочного боя, которым мог бы стать одной из героических страниц нашего флота, но таковой, увы, не стал…

Освящение флага восставших греков в монастыре Агиа Лавра. Худ. Теодорос Вризакис

В 1827 году сбылась многовековая мечта греков – их страна обрела независимость. Османское иго осталось в прошлом – по крайней мере, на части территории Греции. Однако всеобщее ликование продолжалось недолго. Упадок экономики, разрушенная войной инфраструктура, крайняя бедность населения… К этому следует добавить интриги европейских держав, каждая из которых имела на Грецию свои виды. Неудивительно, что между недавними союзниками по освободительной войне начались разногласия, вскоре переросшие в вооружённое противостояние.

В то время правителем (президентом) Греции был Иоанн Каподистрия, ранее занимавший пост управляющего министерством иностранных дел Российской империи. (Подробнее о нём — читать тут ). Он проводил явно выраженную пророссийскую политику, что многим в Европе не нравилось. И летом 1831 года в Греции началась полномасштабная гражданская война.

Лидером антиправительственного мятежа стал Пётр Мавромихали, известный также под именем Петро-бей, а его союзником – герой войны за независимость адмирал Миаулис, в руках которого оказался практически весь греческий военный флот.

Бюст Петра Мавромихали – лидера мятежа, а в прошлом героя освободительной войны

Адмирал Андреас-Вокос Миаулис- ещё один греческий герой войны 1821-1828 гг.

Тогда Каподистрия обратился за помощью к России. Находившаяся в греческих водах русская эскадра контр-адмирала Рикорда немедленно прибыла на остров Порос, где стоял флот мятежников. Рикорд предъявил Миаулису ультиматум с требованием немедленно вернуть корабли законному правительству, но тот не ответил. И тогда произошёл единственный в истории бой русского судна с греческим. Бой, в котором остался ряд загадок, неразгаданных по сей день.

Адмирал Пётр Иванович Рикорд

Адмирал Рикорд имел приказ блокировать корабли мятежников в Монастырской бухте и в случае попытки их прорыва применить силу. Видя, что одно из судов готовится сняться с якоря, он направил к нему 12-пушечный люгер «Широкий» под командованием лейтенанта Николая Метлина – будущего адмирала Российского флота. Русские моряки попытались воспрепятствовать бегству греческого парусника без применения оружия, встав на якоря в нескольких метрах от его носа и загородив ему путь к выходу.

Более суток оба судна простояли в таком положении, готовые в любой момент открыть огонь в упор. А утром с греческого корабля, который наши моряки опознали как 60-пушечный корвет «Специя», раздался первый выстрел. Ядро проломило борт люгера и тяжело ранило несколько человек, в том числе брата командира мичмана Петра Метлина. Осталось неясным, кто отдал приказ стрелять; возможно, у греков просто сдали нервы. Но так или иначе, наши моряки не растерялись и открыли ответный огонь картечью. Результаты залповой стрельбы в упор по переполненной людьми палубе греческого судна была ужасающими. Экипаж корвета, набранный из вчерашних рыбаков и малосведущий в военно-морском искусстве, быстро прекратил сопротивление, греки в панике начали бросаться за борт. Когда по завершении получасового расстрела корвета на его обезлюдевшую палубу высадились русские моряки, глазам предстала страшная картина. Как писал впоследствии мичман Барановский, «везде валялись обезображенные, с застывшим выражением ужаса на лице, трупы и их части; вся палуба и борта были буквально залиты человеческой кровью; стоны раненых и умирающих дополняли эту картину; внутри судна невообразимый хаос: всюду валялись снаряды, оружие и горящие фитили. Из живых на корвете не осталось никого».

Адмирал Николай Фёдорович Метлин, в прошлом – командир люггера «Широкий»

Здесь следует немного рассказать о кораблях-участниках боя. Люгер – это не пистолет, а лёгкое парусное судно с тремя мачтами и рейковыми парусами. Первоначально суда такого типа были рыболовными; в Англии они известны как люгеры, в Германии — как логгеры, во Франции – как шасс-марэ, то есть «охотники за приливами». Суда этого типа отличались быстроходностью и потому часто использовались контрабандистами с обоих берегов Ла-Манша.

Бретонский люгер. Худ. А.П.Боголюбов

В России люгеры были военными судами – посыльными и разведывательными; они строились в первой половине XIX века. Одним из них и был «Широкий», построенный на верфи в Херсоне в 1827 году. Необычное название он получил потому, что действительно имел очень широкий корпус: при длине около 20 метров его ширина составляла 6,6 метра.

«Широкий» был вооружён 12-ю орудиями: десятью 8-фунтовыми карронадами и двумя 3-фунтовыми «единорогами». Вся артиллерия люгера устанавливалась на верхней палубе. Фальшборта не было – его заменял брезентовый обвес. То есть прислуга орудий была абсолютно не защищена, даже от пуль. Зато благодаря отсутствию портов оказалось возможным перед боем перенести все пушки на левый борт – таким образом, бортовой залп усилился вдвое.

Модель французского военного люгера «Ле Курьер»

А вот о противнике нашего люгера информация куда более противоречивая. По всей вероятности, он в действительности был не корветом, а бригом, и назывался не «Специя», а «Спеце» — в честь одного из греческих островов. Судно это очень примечательное. Дело в том, что «Спеце» — это бывший 18-пушечный бриг «Агамемнон», купленный в своё время знаменитой Ласкариной Бубулиной и ставший первой боевой единицей военно-морского флота Греции. (Подробнее о Бубулине — http://ocean-media.su/laskarina-bubulina-by-la-li-v-rossijsk/). Но тут возникает вопрос: каким образом 18-пушечный бриг превратился в 60-пушечный корвет? В литературе упоминается, что мятежники довооружили судно артиллерией, захваченной в арсенале крепости Гейдеке. Однако разместить 60 пушек на палубе небольшого двухмачтового парусника физически невозможно. Единственное разумное объяснение – к пушкам причислили лёгкие фальконеты и ручные абордажные мушкетоны, действительно изъятые из арсеналов и оказавшиеся на мятежных кораблях…

Жители острова Идра встречают корабли адмирала Миаулиса

Но даже если на борту расстрелянного «Спеце» и не было 60-ти пушек, всё равно этот бриг или корвет был значительно крупнее и сильнее своего противника. Однако урон, нанесённый ему огнём крошечного русского судёнышка, произвёл на греческих моряков удручающее впечатление. Началось массовое дезертирство, и адмирал Миаулис в отчаянии приказал уничтожить свой флот, чтобы тот не достался русским. Приказ был немедленно выполнен. Один за другим взлетели на воздух флагманский фрегат «Эллас», корветы «Идра» и злополучный «Спеце»; сел на грунт фрегат «Эммануил» — бывший русский 64-пушечный корабль, проданный грекам год назад и волею судеб ставший нашим противником…

Обломки шлюпки фрегата «Эллас», на которой Миаулис добрался до берега после взрыва своего корабля, ныне хранятся в Национальном историческом музее в Афинах

Между прочим, в фондах Центрального военно-морского музея в Санкт-Петербурге хранится ранняя картина известного художника-мариниста Алексея Боголюбова под названием «Бой 12-пушечного люгера «Широкий» под командованием лейтенанта Метлина с греческим 60-пушечным корветом «Специя» в Монастырской бухте острова Порос 27 июля 1831 года». Правда, в действительности на ней изображён не сам бой, а его последствия. На переднем плане мы видим флагманский русский фрегат «Княгиня Лович», а вдали – горящие корабли мятежников.

Бой 12-пушечного люгера «Широкий» с греческим 60-пушечным корветом «Специя». Худ. А.П.Боголюбов

К сожалению, последствия этих событий для России оказались печальными. В Греции росло недовольство политикой президента Каподистрии, а действия эскадры адмирала Рикорда были преподнесены оппозицией как иностранная интервенция. 9 октября 1831 года Каподистрия погиб в результате покушения, совершённого сыном и братом арестованного мятежника Петро-бея. А затем во главе страны оказались враждебные России силы, и отношения между двумя нашими странами охладели на долгие десятилетия…

Увы, ситуация, когда воины одерживают победы, а политики одновременно терпят поражения, в истории нашей страны не редкость. События лета 1831 года как раз из той категории, поэтому о бое люгера «Широкий» быстро забыли.

Читать еще:  Британские верфи под угрозой

Но, как бы то ни было, русские моряки с честью выполнили свой долг, нанеся поражение более сильному противнику. В заключение можно привести слова, которыми участник боя Пётр Барановский заканчивает свои мемуары: «Итак, этот маленький и тщедушненький на вид люгерок, эта слабая боевая единичка только благодаря безмерной отваге своих сорока защитников, явилась в глазах неизмеримо сильнейшего врага грозной силой и в течение получасового боя восстановила в греческих водах честь русского флага и уважение к нации, давши в то же время нам право занести на страницы истории нашего флота ещё одно славное дело».

Горячая историческая десятка мифов о древней Руси

Получайте на почту один раз в сутки одну самую читаемую статью. Присоединяйтесь к нам в Facebook и ВКонтакте.

Русские живут в «подземной норе, вымощенной бревнами»

Арабские купцы, путешествующие через земли славян по торговым путям «Из варяг в греки» и обратно, записывали в свои дневники различные тонкости быта и культуры других народов. Правда, записи такие носили достаточно часто субъективную окраску, что и становилось почвой для возникновения мифов. Одной из наиболее известных ошибок арабских хроник, дошедших до наших дней, стала запись о жилище славян. Арабы полагали, что славяне круглый год живут в «подземной норе, вымощенной бревнами». В норе этой — одна комната и лавы, а в центре навалена куча из камней, что подогревают огнем. Арабы утверждали, что люди лили воду на камни, и в норе этой становилось так жарко и душно, что спать им приходилось абсолютно голыми.

Если славянин, то обязательно язычник

На протяжении многих столетий после 988 года, когда князь Владимир крестил Русь и приказал «рубить церкви по градам», многие жители Европы считали, что земли славян — край язычников. Впрочем, не исключено, что западноевропейская элита прикрывала этим мифом свои попытки «окатоличить» своих братьев по вере.

Борода – признак нечистоплотности

На Руси действительно носили бороды. Борода считалась фундаментальной добродетелью православного русского человека. Но на западе это породило миф о том, что славяне по природе своей нечистоплотны. На самом же деле в русских банях мылись куда чаще, чем в Лувре, где, чтобы перебить «срамной запах» пользовались парфюмом, а дамы гоняли блох в своих высоких причёсках специальными длинными деревянными палочками.

Войны-славяне воюют на деревьях

Этот весьма нелепый миф родился после того, как славяне совершили несколько набегов на Византию. «Войны эти не носят ни доспехов, ни железного меча, а случае опасности залезают на деревья», — осталось в хрониках. На самом деле русские войны никогда не «прятались» на деревьях, они умели прекрасно вести бой в лесу. Миф этот появился, возможно, и из-за разницы в тактике ведения боя. Русские войны отступали в лес вовсе не из страха, а от того, что в прямом бою не могли совладать с тяжелой византийской конницей. В лесу же византийские катафрактарии теряли свое преимущество.

Славяне идут в бой голыми

Константин VII Багрянородный, византийский император, в своем труде «Об управлении империей» писал, что славянские воины выходят в бой голыми. От того родились мифы о варварстве и неистовстве славянской армии. На самом деле, в бой русины выходили не в неглиже, а лишь с оголённым торсом. Правда, снимали кольчуги с тела, как правило, только командиры отряда, чтобы показать намерение биться с врагом насмерть. Это означало и отказ от возможности вести переговоры, которые так любили византийцы. Выход на бой в таком виде, вовсе не означал, что у славян не было средств защиты и археологические находки тому подтверждением.

По русским поселениям ходят медведи

Миф о медведях, популярный и сегодня, имеет весьма древние корни. Родился он до крещения Руси. Византийские историки еще в IX веке упоминали о том, что «в варварском, чужом крае славян, люди поклоняются медведям как богам, а медведи живут среди людей и ходят по поселениям их». Родился миф из-за славянского бога Велеса, одним из воплощений которого был медведь. Так миф о русском медведе дошёл с Древней Руси до современной Красной площади. Справедливости ради следует отметить, что медведи по русским селениям действительно иногда ходили, правда, происходило это на ярмарочных выступлениях.

Славяне нетерпимы к другим религиям

В западном мире существовал миф, что славяне не признают никакую веру, кроме православия. Хотя Крещение Руси и было весьма болезненным процессом для местных жителей, с приходом христианства в землях славян установилась и веротерпимость. Уже в Киевской Руси существовали и синагоги, и католические храмы, основанные германскими купцами, что приезжали на Русь торговать. И хотя на язычество было наложено табу, капища древних богов все еще оставались.

Толерантность русских сохраняется и сегодня. Только на территории Москвы (по состоянию на 2011 год), кроме 670 храмов и 26 часовен РПЦ, действуют 9 старообрядческих храмов, 6 мечетей и неизвестное количество мусульманских молельных домов, 7 синагог и 38 культурных еврейских центров, 2 храма Армянской Апостольской церкви, 5 буддийских храмов, 3 лютеранских и 37 молельных домов протестантских конфессий.

Славяне – негостеприимные затворники

Долгое время европейцы не отваживались путешествовать по славянским землям. Многие считали, что славяне закрытый и агрессивный народ. Первая религиозная миссия в земли славян во времена правления княгини Ольги закончилась для миссионеров неудачей, что уверенность о негостеприимстве местных жителей только подогрело. На самом же деле у славян был даже языческий бог гостеприимства. А мифы о кровожадности местного населения родились на той почве, славяне не знали пощады к тем, кто посягал них их земли, богатство или веру.

Стоит отметить, что хлебосольностью русские отличаются и сегодня. Если, в Америке традиционно виновник торжества ждёт даров от коллег, то в России всё наоборот: как только у человека появилась мало-мальская причина что-то отметить, он тут же накрывает стол. Общеизвестны и ярмарочные забавы, популярные в России и сегодня.

Славяне «живут между деревьев»

Сегодня принято считать, что древние славяне были преимущественно земледельцами. Однако это не так. Даже на момент становления и расцвета Киевской Руси, большая часть земель была покрыта лесами. Известный подсечно-огневой способ земледелия выглядит сомнительным для широкого распространения, поскольку требовал значительных усилий и времени. Земледелие развивалось очень медленно и имело локальный характер. Занимались же славяне преимущественно охотой, рыболовством и собирательством. Многие соседи считали, что славяне, подобно варварам, «живут между деревьев». Предки наши действительно нередко селились лесах, однако, там они строили избы и даже укрепления. Постепенно лес вокруг уничтожали, и на месте возникало поселение.

Славян не существует

Понравилась статья? Тогда поддержи нас, жми:

uCrazy.ru

  • Слепой Пью
  • 29 октября 2016 11:14
  • 1174

В 1827 году сбылась многовековая мечта греков – их страна обрела независимость. Османское иго осталось в прошлом – по крайней мере, на части территории Греции. Однако всеобщее ликование продолжалось недолго. Упадок экономики, разрушенная войной инфраструктура, крайняя бедность населения… К этому следует добавить интриги европейских держав, каждая из которых имела на Грецию свои виды. Неудивительно, что между недавними союзниками по освободительной войне начались разногласия, вскоре переросшие в вооружённое противостояние.

В то время правителем (президентом) Греции был Иоанн Каподистрия, ранее занимавший пост управляющего министерством иностранных дел Российской империи. Он проводил явно выраженную пророссийскую политику, что многим в Европе не нравилось. И летом 1831 года в Греции началась полномасштабная гражданская война.

Лидером антиправительственного мятежа стал Пётр Мавромихали, известный также под именем Петро-бей, а его союзником – герой войны за независимость адмирал Миаулис, в руках которого оказался практически весь греческий военный флот.

Тогда Каподистрия обратился за помощью к России. Находившаяся в греческих водах русская эскадра контр-адмирала Рикорда немедленно прибыла на остров Порос, где стоял флот мятежников. Рикорд предъявил Миаулису ультиматум с требованием немедленно вернуть корабли законному правительству, но тот не ответил. И тогда произошёл единственный в истории бой русского судна с греческим. Бой, в котором остался ряд загадок, неразгаданных по сей день.

Адмирал Рикорд имел приказ блокировать корабли мятежников в Монастырской бухте и в случае попытки их прорыва применить силу. Видя, что одно из судов готовится сняться с якоря, он направил к нему 12-пушечный люгер «Широкий» под командованием лейтенанта Николая Метлина – будущего адмирала Российского флота. Русские моряки попытались воспрепятствовать бегству греческого парусника без применения оружия, встав на якоря в нескольких метрах от его носа и загородив ему путь к выходу.

Читать еще:  Кайтсерфинг в Евпатории

Более суток оба судна простояли в таком положении, готовые в любой момент открыть огонь в упор. А утром с греческого корабля, который наши моряки опознали как 60-пушечный корвет «Специя», раздался первый выстрел. Ядро проломило борт люгера и тяжело ранило несколько человек, в том числе брата командира мичмана Петра Метлина. Осталось неясным, кто отдал приказ стрелять; возможно, у греков просто сдали нервы. Но так или иначе, наши моряки не растерялись и открыли ответный огонь картечью. Результаты залповой стрельбы в упор по переполненной людьми палубе греческого судна была ужасающими. Экипаж корвета, набранный из вчерашних рыбаков и малосведущий в военно-морском искусстве, быстро прекратил сопротивление, греки в панике начали бросаться за борт. Когда по завершении получасового расстрела корвета на его обезлюдевшую палубу высадились русские моряки, глазам предстала страшная картина. Как писал впоследствии мичман Барановский, «везде валялись обезображенные, с застывшим выражением ужаса на лице, трупы и их части; вся палуба и борта были буквально залиты человеческой кровью; стоны раненых и умирающих дополняли эту картину; внутри судна невообразимый хаос: всюду валялись снаряды, оружие и горящие фитили. Из живых на корвете не осталось никого».

Здесь следует немного рассказать о кораблях-участниках боя. Люгер – это не пистолет, а лёгкое парусное судно с тремя мачтами и рейковыми парусами. Первоначально суда такого типа были рыболовными; в Англии они известны как люгеры, в Германии — как логгеры, во Франции – как шасс-марэ, то есть «охотники за приливами». Суда этого типа отличались быстроходностью и потому часто использовались контрабандистами с обоих берегов Ла-Манша.

В России люгеры были военными судами – посыльными и разведывательными; они строились в первой половине XIX века. Одним из них и был «Широкий», построенный на верфи в Херсоне в 1827 году. Необычное название он получил потому, что действительно имел очень широкий корпус: при длине около 20 метров его ширина составляла 6,6 метра.

«Широкий» был вооружён 12-ю орудиями: десятью 8-фунтовыми карронадами и двумя 3-фунтовыми «единорогами». Вся артиллерия люгера устанавливалась на верхней палубе. Фальшборта не было – его заменял брезентовый обвес. То есть прислуга орудий была абсолютно не защищена, даже от пуль. Зато благодаря отсутствию портов оказалось возможным перед боем перенести все пушки на левый борт – таким образом, бортовой залп усилился вдвое.

А вот о противнике нашего люгера информация куда более противоречивая. По всей вероятности, он в действительности был не корветом, а бригом, и назывался не «Специя», а «Спеце» — в честь одного из греческих островов. Судно это очень примечательное. Дело в том, что «Спеце» — это бывший 18-пушечный бриг «Агамемнон», купленный в своё время знаменитой Ласкариной Бубулиной и ставший первой боевой единицей военно-морского флота Греции. (Подробнее о Бубулине — http://ocean-media.su/laskarina-bubulina-b. li-v-rossijsk/). Но тут возникает вопрос: каким образом 18-пушечный бриг превратился в 60-пушечный корвет? В литературе упоминается, что мятежники довооружили судно артиллерией, захваченной в арсенале крепости Гейдеке. Однако разместить 60 пушек на палубе небольшого двухмачтового парусника физически невозможно. Единственное разумное объяснение – к пушкам причислили лёгкие фальконеты и ручные абордажные мушкетоны, действительно изъятые из арсеналов и оказавшиеся на мятежных кораблях…

Но даже если на борту расстрелянного «Спеце» и не было 60-ти пушек, всё равно этот бриг или корвет был значительно крупнее и сильнее своего противника. Однако урон, нанесённый ему огнём крошечного русского судёнышка, произвёл на греческих моряков удручающее впечатление. Началось массовое дезертирство, и адмирал Миаулис в отчаянии приказал уничтожить свой флот, чтобы тот не достался русским. Приказ был немедленно выполнен. Один за другим взлетели на воздух флагманский фрегат «Эллас», корветы «Идра» и злополучный «Спеце»; сел на грунт фрегат «Эммануил» — бывший русский 64-пушечный корабль, проданный грекам год назад и волею судеб ставший нашим противником…

Между прочим, в фондах Центрального военно-морского музея в Санкт-Петербурге хранится ранняя картина известного художника-мариниста Алексея Боголюбова под названием «Бой 12-пушечного люгера «Широкий» под командованием лейтенанта Метлина с греческим 60-пушечным корветом «Специя» в Монастырской бухте острова Порос 27 июля 1831 года». Правда, в действительности на ней изображён не сам бой, а его последствия. На переднем плане мы видим флагманский русский фрегат «Княгиня Лович», а вдали – горящие корабли мятежников.

К сожалению, последствия этих событий для России оказались печальными. В Греции росло недовольство политикой президента Каподистрии, а действия эскадры адмирала Рикорда были преподнесены оппозицией как иностранная интервенция. 9 октября 1831 года Каподистрия погиб в результате покушения, совершённого сыном и братом арестованного мятежника Петро-бея. А затем во главе страны оказались враждебные России силы, и отношения между двумя нашими странами охладели на долгие десятилетия…

Увы, ситуация, когда воины одерживают победы, а политики одновременно терпят поражения, в истории нашей страны не редкость. События лета 1831 года как раз из той категории, поэтому о бое люгера «Широкий» быстро забыли.

Но, как бы то ни было, русские моряки с честью выполнили свой долг, нанеся поражение более сильному противнику. В заключение можно привести слова, которыми участник боя Пётр Барановский заканчивает свои мемуары:

masterok

Мастерок.жж.рф

Хочу все знать

Кто смотрел этот фильм ? Наверное не многие. Да и те (как и я) смотрели его наверняка только из за первой части, в надежде хоть какого то подобия. Но не о том речь. Я оказывается совершенно не знал историческую подоплеку этого фильма. Какой то процент его все таки же основан на реальных исторических событиях. А вот и они.

Саламинское сражение (480 год до н.э.) – это сражение на море, которое проходило между армией персов и греков в ходе известной греко-персидской войны. Сражение произошло недалеко от острова Саламин, что расположен близ Афин. Согласно некоторым данным, греческий флот состоял из 311 или 380 кораблей, которые смогли легко победить намного больший флот из 1000 кораблей персов в узком проливе. Именно Саламинское сражение стало переломным моментом в ходе греко-персидских воин.

Давайте вспомним эти исторические события подробнее …

Битве предшествовал ряд событий, которые могли существенно повлиять на дальнейший ход войны. Войско персов заняло и разрушило Афины. Жители города были предварительно эвакуированы на близлежащий остров Саламин. В узких проливах между островом и материком оказался сосредоточен весь союзный греческий флот . По поводу численности обоих флотов существуют различные мнения, неизменна лишь точка зрения, что персы имели численное превосходство. Наиболее часто называются такие цифры: примерно 310 греческих гребных судов-триер (согласно Эсхилу — 311 кораблей, Геродоту — около 380), против 1200 персидских. Впрочем, известный советский историк, профессор С.Лурье, считает, что реально принимали участие в сражении не более 500 персидских судов. Но нужно отметить и такой момент: корабли персов в большинстве своем были тяжелее и крупнее греческих. Естественно, ни о какой корабельной артиллерии в ту эпоху речи не шло, главными средствами борьбы с противником на море были таран и абордаж (при удачном исходе последнего вражеское судно можно было поджечь и потопить). Так что размер корабля и число воинов, умещавшихся на нем, имели существенное значение.

Среди эллинов возникли серьёзные разногласия. Большинство военачальников предлагало покинуть Саламин и направить все силы на защиту Коринфского перешейка. Афинский стратег Фемистокл указывал на то, что только в условиях узких проливов греки могут победить превосходящий как по количеству судов, так и по качеству подготовки моряков флот персов. Видя невозможность повлиять на решение других военачальников, он решился на хитрость. Отослав к Ксерксу своего доверенного гонца, он повелел передать ему, что греки собираются бежать, и если царь хочет уничтожить греческий флот, то ему следует немедленно начать сражение.

Для греков единственной возможностью решительной морской победы было сражение в узком пространстве, где численный перевес врага нивелировался. Входя в проливы между материком и Саламином, персы сами себя лишали преимуществ. Для них начало битвы при Саламине стало решающей стратегической ошибкой, которая определила исход боя и дальнейший ход войны.

Основным дошедшим до сегодняшнего времени источником, описывающим морской бой при Саламине, является VIII книга «Истории» Геродота. Независимо от Геродота событие описал живший при дворе персидского царя Артаксеркса II Ктесий из Книда в своём произведении «Персидская история». Исторический интерес также представляет трагедия «Персы» древнегреческого драматурга и участника сражения Эсхила. В ней непосредственный свидетель битвы при Саламине описал свои ощущения от гибели персидского флота.

Читать еще:  Uber пересел на яхты

Битве при Саламине и другим событиям греко-персидских войн уделяли значительное внимание жившие намного позже античные историки Диодор, Плутарх и Корнелий Непот.

Греческие города-государства Афины и Эретрия помогали родственным греческим полисам Ионии в их неудачном восстании против власти персидского царя Дария в 499—494 годах до н. э. Персидская империя на тот момент была достаточно молода. Её часто сотрясали восстания покорённых народов. Повстанцам совместно с афинянами удалось захватить и сжечь важный город империи и столицу сатрапии Сарды. Дарий желал отомстить участвовавшим в восстании грекам, которые были ему неподвластны.

Также Дарий видел возможность покорить разрозненные древнегреческие города. В 492 г. до н. э. во время военной экспедиции персидского военачальника Мардония была завоёвана Фракия, Македония признала верховную власть персидского царя. Таким образом, персы обеспечили своему сухопутному войску проход к территории Древней Греции. В 491 году до н. э. Дарий отправил послов во все независимые греческие города с требованием «земли и воды», что соответствовало покорности и признанию власти персов. Осознавая силу и военную мощь государства Ахеменидов, все города древней Эллады, кроме Спарты и Афин, приняли унизительные требования. В Афинах послы были преданы суду и казнены. В Спарте их сбросили в колодец, предложив взять оттуда землю и воду.

В 490 году до н. э. был направлен персидский флот под командованием Датиса и Артаферна для покорения Афин. По пути к Афинам была покорена и разрушена Эретрия. Войско высадилось на территории Аттики, но было разбито афинянами и платейцами в битве при Марафоне. После этой неудачной экспедиции Дарий стал собирать огромное войско для покорения всей Греции. Его планам помешало восстание в Египте в 486 году до н. э., а вскоре Дарий умер. Трон занял его сын Ксеркс. Подавив египетское восстание, Ксеркс продолжил подготовку к походу на Грецию.

В Афинах к власти пришёл Фемистокл. Промежуток между марафонской битвой и вторжением Ксеркса антиковед Суриков называет «эпохой Фемистокла». В то время как персы собирали армию для завоевания Эллады, афинский политик способствовал созданию мощного флота. У афинян был обычай делить между собою доходы от серебряных рудников в Лаврионе. Собственником этих рудников было государство. После падения тиранов государственное имущество стало считаться собственностью всех граждан. Если после покрытия всех государственных потребностей в кассах оставались значительные суммы, то этот излишек делился между афинянами. Фемистокл предложил направить получаемые средства на постройку кораблей. Предложение было воспринято весьма неоднозначно. Принимая его, каждый афинянин лишался хоть и небольшого, но верного денежного пособия, предоставляемого государством. Готовя корабли для войны с персами, Фемистокл понимал, что афиняне не согласятся с ним, так как не считают разбитых под Марафоном варваров серьёзной угрозой. Поэтому он убедил сограждан, что новые корабли и мощный флот необходимы для войны с Эгиной — островом, который вёл непрерывную войну с Афинами. Именно данная политика в конечном итоге привела к сокрушительному поражению армии Ксеркса.

В 481 году до н. э. Ксеркс направил послов в большинство греческих городов-государств с требованием «земли и воды», кроме Афин и Спарты. В конце осени 481 года до н. э. в Коринфе состоялось общегреческое собрание. Перед лицом общей опасности на нём был заключён союз и прекращены междоусобные войны. В греческие колонии были отправлены посольства с просьбой о помощи. Технически выполнить постановления общегреческого конгресса было сложно в связи с разрозненностью древних греков, враждебностью между ними и междоусобными войнами.

В 480 г. до н. э. войско Ксеркса начало переправку из Азии в Европу. Кроме сухопутного войска, у Ксеркса был мощный флот, снаряжённый прибрежными и островными народами, входящими в его государство.

Всю весну и лето 480 до н. э. продолжался поход персидской армии по побережью Эгейского моря. Попытка греческого отряда во главе со спартанским царём Леонидом преградить персидскому войску путь в Фермопильское ущелье окончилась неудачей. Персы прорвались в центральную Грецию. Греческий флот, встретивший персидские корабли у мыса Артемисия, вынужден был отойти к югу и встал у западного побережья Аттики.

Позиция греческого флота при Саламине, по всем правилам морского искусства, казалась со стороны настолько невыгодной, насколько это вообще возможно. Судите сами: флот стоит в узком пространстве, оба выхода из него легко контролируются противником, развернуть триеры для боя — негде, отступать в случае нападения — некуда. Но Фемистокл сознательно пошел на риск — пусть эта «невыгодная» позиция служит приманкой для врага! А хитрость заключалась в том, что греки учли условия местности. Они прекрасно знали все течения, рифы и отмели в бухтах и проливах Саламина. Персидскими кораблями управляли в основном финикийцы — прекрасные мореходы, но именно у берегов малоизвестного острова весь их тысячелетний опыт оказался бесполезным!

Но «позиционная хитрость» была для Фемистокла только половиной дела. Проблема заключалась в том, что персам в такой ситуации бой был не особенно нужен. Некоторые флотоводцы Ксеркса (например, правительница города Галикарнаса, Артемисия, командовавшая отрядом из пяти кораблей) рассуждали вполне здраво: пусть себе греки сидят в западне, а когда надоест — вылезают и нападают сами, вот тут-то мы и развернёмся! Об этих доводах упоминается в сочинениях древнегреческого историка Геродота. Царь Ксеркс, несмотря на очевидное превосходство своего флота, тоже колебался.

Фемистокл, как опытный военачальник, вероятно, догадывался, о чём размышляют его противники. Кроме того, среди греков тоже не было единства по поводу позиции у Саламина. Эврибиад, командовавший кораблями из Спарты и формально стоявший «выше» Фемистокла на лестнице военачальников (у афинянина, правда, был свой веский довод в виде 200 триер — то есть, большей части флота), настойчиво предлагал перебазироваться ближе к Пелопоннесу, на Коринфский перешеек, и даже приказал готовиться к прорыву. Для Фемистокла, который не без основания считал, что в открытом море греки обречены на поражение, оставался единственный выход: немедленно выманить персов на бой! И афинянин применил беспрецедентную до того времени хитрость, которую можно назвать «ложным предательством».

Воспитатель его детей, раб по имени Сикинн (что любопытно — персидского происхождения) отправился к Ксерксу и пообещал, что в бою отряд Фемистокла перейдет на сторону персов. «В доказательство своей преданности Фемистокл сообщает царю о планах греков. Царю следует запереть оба выхода из Саламинского пролива и не дать грекам уйти», — сообщил раб. Ксеркс поверил этим словам. И персидские корабли полезли в ловушку Фемистокла, запирая выходы из пролива, в том числе самый узкий и неудобный для больших судов — у мыса Каматеро. Именно там развернулись основные события.,

Сама битва прошла в соответствии с планами Фемистокла. Некоторые персидские корабли благополучно сели на мель, где их захватили греки. Несколько судов наткнулись на рифы и потонули вообще без вмешательства противника. А большая часть передовых персидских кораблей стала жертвой очередной уловки Фемистокла: афинский флотоводец притворился, что его корабли в центре позиции отступают, и «затянул» за собой персов в такое место пролива, где им было физически негде даже развернуться. Когда эллины остановились и кинулись в яростную контратаку, персы вынуждены были в беспорядке отходить, сталкиваясь с другими судами собственного флота и топя их. К вечеру флотилия персов, уменьшившаяся как минимум вдвое, спешно ушла от рокового для нее Саламина. Греки вернули себе господство на море, а годом позже, в битве при Платеях, разбили пешую армию Ксеркса, положив конец планам завоевания Греции.

Ну а что касается фильма, то конечно же там мало исторической правды. Например Пол Картледж, профессор-антиковед из Кембриджского университета, отметил, что в реальности ни Ксеркс, ни Дарий не присутствовали в битве при Марафоне, и последний не мог быть убит в Греции Фемистоклом, как показано в фильме. В противоположность фильму, Артемисия на самом деле выступала против морского боя с греками в проливе и не погибла в греко-персидских войнах. Спартанский флот прибавил лишь 16 боевых кораблей к общему греческому флоту из 400 кораблей, а вовсе не огромную армад

Вот какие сопутствующие еще темы я хотел бы вам напомнить: вот тут мы разбирались в том А были ли 300 спартанцев ?, а вот Гладиаторы Древнего Рима: Спартак. Узнайте так же что означает Перейти Рубикон и кто такие «Розовые пантеры» Александра Македонского

Ссылка на основную публикацию
Статьи c упоминанием слов:
Adblock
detector