1 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

«Крузенштерн» вернулся домой

Важная веха в истории российского флота: как прошла первая кругосветная экспедиция Крузенштерна и Лисянского

Иван Крузенштерн и Юрий Лисянский подружились в стенах Морского кадетского корпуса, находившегося в то время в Кронштадте. Иван был выходцем из обрусевшего немецкого дворянского рода, потомком германского дипломата Филиппа Крузенштерна. Он родился в 1770 году в семье судьи, юность провёл в Эстонии. Юрий был на три года младше своего друга. На учёбу в Кронштадт приехал из Малороссии — был сыном протоиерея церкви Иоанна Богослова в городе Нежин. Молодые люди легко нашли общий язык и вместе мечтали о далёких странствиях.

«Первая российская кругосветная экспедиция под руководством Григория Муловского должна была состояться ещё в 1788 году. Но её началу помешала война со Швецией», — рассказал RT профессор СПБГУ, доктор исторических наук Кирилл Назаренко.

Крузенштерн и Лисянский мечтали участвовать в путешествии под руководством Муловского, но судьба распорядилась по-другому. Из-за войны молодых людей досрочно выпустили из Морского корпуса и направили в действующий флот. 17-летний мичман Крузенштерн всё-таки попал под командование Муловского, но не в экспедицию, а на корабль «Мстислав», участвовавший в войне со шведами. Иван отличился в боях и был отмечен командиром. Однако Муловский погиб в сражении у острова Эланд, и первое кругосветное путешествие российских моряков было перенесено на неопределённый срок.

После участия в сражениях 1790 года Крузенштерн был произведён в лейтенанты. В 1793-м он был командирован на учёбу в Королевский военно-морской флот Великобритании. Иван принял участие в боевых действиях против французских кораблей у берегов Северной Америки, а потом через Южную Африку добрался до Индии и Китая. Брать иностранцев на суда, идущие в Азию, британцы не желали, и Крузенштерну пришлось идти в Индию на фрегате, едва державшемся на воде, на который боялись наниматься английские моряки.

В Россию Крузенштерн вернулся только в 1799 году, имея репутацию настоящего морского волка. Дома он принялся продвигать идею организации российской кругосветной экспедиции. Павла I его замысел не заинтересовал, зато взошедший вместо него на престол Александр I с подачи руководства Российско-американской компании, искавшей альтернативные пути на Аляску, планы Крузенштерна одобрил. Экспедицию было решено снарядить на двух шлюпах — «Надежда» и «Нева». «Надежду» Крузенштерн решил вести сам, а командование вторым шлюпом предложил своему другу детства Лисянскому. Тот сразу же согласился.

В путь!

«Во второй половине XVIII столетия кругосветные экспедиции стали признаком состоятельности и зрелости морских держав. Особенно активны в этом смысле были Англия и Франция. В 1803 году пришла очередь и России», — отметил Кирилл Назаренко.

Помимо сугубо географической, на экспедицию Крузенштерна и Лисянского было возложено ещё несколько миссий: моряки должны были изучить вопрос рентабельности морских перевозок грузов из европейской части России на Аляску, попытаться наладить экономические связи между Российской Америкой и Китаем и доставить в Японию посланника Николая Резанова.

«С позиций XXI века географическая миссия нам, конечно, видится основной, однако в те времена всё было не так однозначно. Нельзя с уверенностью сказать, что тогда было важнее — наносить русские имена на карту или организовывать торговлю котиковыми шкурками с Китаем», — подчеркнул эксперт.

Перед началом плавания Александр I лично осмотрел корабли и остался ими доволен. Содержание одного из них взяла на себя императорская казна, а другого — Российско-американская компания. Оба шлюпа официально шли под военным флагом.

Эксперты подчёркивают, что личность руководителя экспедиции была результатом взвешенного решения российских властей. «Несмотря на изначальную инициативу Крузенштерна, у Санкт-Петербурга гипотетически были сотни других кандидатур. Начальник экспедиции должен был являться одновременно и хорошим морским офицером, и прекрасным организатором, и хозяйственником, и дипломатом. В итоге решили, что всё-таки именно Крузенштерн располагает оптимальным соотношением всех этих качеств», — рассказал RT председатель Московского клуба истории флота Константин Стрельбицкий.

Офицеров в свои команды Крузенштерн и Лисянский подбирали под себя. В их числе оказались будущий первооткрыватель Антарктиды Фаддей Беллинсгаузен и исследователь Тихого океана Отто Коцебу. Матросов набирали исключительно из числа добровольцев, предлагая им весьма значительное по тем временам жалование — 120 рублей в год. Крузенштерну предлагали привлечь в состав команды британских моряков, но он эту идею отверг.

Кандидатуры части участников экспедиции оказались «спущены сверху» — речь идет, в частности, о посланнике Резанове со свитой, нескольких учёных и «благовоспитанных» молодых людях из числа представителей санкт-петербургского светского общества. И если с учёными Крузенштерн легко нашёл общий язык, то с остальными возникли серьёзные проблемы.

Во-первых, среди представителей «светского общества» оказался авантюрист и дуэлянт гвардии поручик граф Фёдор Толстой, который решил скрыться на время из России, чтобы избежать наказания за очередной проступок. На корабле Толстой вёл себя вызывающе. Однажды он показал своей ручной обезьяне, как мазать чернилами бумагу, и запустил её в каюту к Крузенштерну, в результате чего часть записей начальника экспедиции была полностью утрачена. В другой раз он напоил корабельного священника и приклеил его бороду к палубе. В тесном коллективе подобное поведение было чревато большими проблемами, поэтому на Камчатке Крузенштерн ссадил Толстого на берег.

Во-вторых, уже в ходе плавания из секретных инструкций выяснилось, что посланник Резанов, стеснявший моряков своей большой свитой, ещё и был наделён чрезвычайно широкими полномочиями. В результате Крузенштерн и Резанов постоянно ссорились и в конце концов перестали разговаривать, обмениваясь вместо этого записками.

Читать еще:  Мегаяхта недели: Saramour

Команда поддерживала своего начальника. Резанов был разъярён строптивостью военных и пообещал судить экипаж, а Крузенштерна лично — казнить. Начальник экспедиции отреагировал на это хладнокровно и заявил, что пойдёт под суд прямо на Камчатке, ещё до отбытия в Японию, что автоматически сорвёт миссию посланника. Правитель Камчатской области Павел Кошелев с большим трудом их помирил. При этом Резанов в своих воспоминаниях писал, что ему принёс извинения весь экипаж, а вот все остальные очевидцы утверждали, что это Резанову пришлось извиняться перед Крузенштерном.

Закрытая Япония

Экспедиция вышла из Кронштадта 7 августа 1803 года. Корабли зашли в ряд европейских портов и на остров Тенерифе, а 26 ноября пересекли экватор. Российский флаг впервые в истории был поднят в Южном полушарии. 18 декабря корабли подошли к берегам Южной Америки и сделали остановку в Бразилии. Когда они снова взяли курс на юг, Крузенштерн и Лисянский договорились, что если непогода разлучит корабли в районе мыса Горн, то они встретятся либо у острова Пасхи, либо у острова Нукагива. Так и вышло. Потеряв друг друга в тумане, «Надежда» и «Нева» снова объединились в одну группу только у берегов Нукагивы, где российских моряков доброжелательно встретили полинезийцы. После Нукагивы экспедиция достигла Гавайских островов и разделилась: Крузенштерн двинулся к Камчатке, а Лисянский — на Аляску.

В Петропавловске начальник экспедиции, решив проблему с Толстым, выяснив отношения с Резановым и пополнив запасы продуктов, взял курс на Японию. Там их встретили не слишком приветливо. Государство придерживалось жёсткой изоляционистской политики и из европейцев — с рядом оговорок — поддерживало торговые отношения только с голландцами.

26 сентября 1804 года «Надежда» прибыла в Нагасаки. Российским морякам не разрешили выходить в город, предоставив для отдыха лишь ограждённый участок на берегу. Резанову выделили комфортабельный дом, но покидать его не позволили. После длительного ожидания к российскому посланнику приехал императорский чиновник. Резанова вынудили исполнять достаточно унизительные требования японского этикета — он разговаривал с представителем императора стоя и без обуви.

Однако все эти неприятные процедуры не привели ни к каким результатам. Подарки российского царя японский император вернул и устанавливать экономические отношения отказался. Под занавес переговоров Резанов смог только отвести душу, нагрубив японским чиновникам. А Крузенштерн обрадовался тому, что у него появилась возможность исследовать западные берега Японских островов, к которым подходить было запрещено. Испортить несуществующие дипломатические отношения он больше не боялся.

Резанов после неудавшейся миссии отбыл в качестве инспектора на Аляску, где приобрёл суда «Юнона» и «Авось» и отправился в Калифорнию решать вопросы снабжения Российской Америки провиантом. Там 42-летний дипломат познакомился с 15-летней дочерью местного испанского губернатора Консепсьон Аргуэльо и предложил ей руку и сердце. Девушка согласилась, состоялась помолвка. Резанов сразу же отправился в Россию, чтобы через императора получить разрешение Папы римского на брак с католичкой, однако в Сибири простудился, в состоянии горячки упал с лошади и разбил голову. Скончался он в Красноярске. Узнав о судьбе жениха, прекрасная испанка сохранила ему верность и закончила свои дни в монастыре.

Пока Крузенштерн посещал Камчатку и Японию, Лисянский прибыл на Аляску. В это время там как раз началась спровоцированная, по одной из версий, американскими купцами война между Российско-американской компанией и её союзниками с одной стороны и союзом индейских племён тлинкитов — с другой. «Нева» в этой ситуации оказалась весьма грозной военной силой и способствовала победе русских, приведшей к перемирию. Загрузившись на Аляске мехами, Лисянский взял курс на Китай. Там его уже ожидал Крузенштерн, успевший посетить Хоккайдо и Сахалин.

Друзьям удалось достаточно выгодно продать меха и загрузить трюмы кораблей китайскими товарами. После этого «Надежда» и «Нева» отправились домой. В Индийском океане корабли снова потеряли друг друга и вернулись в Кронштадт с разницей в несколько дней в августе 1806 года.

Очередной качественный уровень русского флота

В ходе экспедиции были обследованы берега Японии, Сахалина и Аляски, открыт названный в честь Лисянского остров в составе Гавайского архипелага и получивший имя Крузенштерна риф к югу от атолла Мидуэй. Кроме того, российские моряки опровергли мифы о существовании нескольких островов в северной части Тихого океана, придуманные европейскими мореплавателями. Все офицеры — участники экспедиции получили очередные чины, ордена и крупные денежные премии. Нижние чины — медали, право на отставку и пенсион.

Крузенштерн занимался наукой и служил в Морском кадетском корпусе, который в итоге возглавил в 1827 году. Кроме того, он входил в руководящие советы целого ряда государственных органов и являлся почётным членом Императорской академии наук. Лисянский в 1809 году вышел в отставку и занялся литературной деятельностью.

По мнению Константина Стрельбицкого, момент для отправки первой кругосветной экспедиции был выбран весьма удачно. «Как раз в это время флот не принимал участия в активных боевых действиях и находился в союзнических или нейтральных отношениях с большинством основных флотов мира. Участники экспедиции прекрасно справились с задачей по освоению новых морских путей. Российский флот перешёл на очередной качественный уровень. Стало понятно, что российские моряки способны выдержать многолетнее плавание и успешно действовать в составе группы», — отметил он.

Важной вехой в истории российского флота экспедицию Крузенштерна и Лисянского считает и Кирилл Назаренко. «Кругосветное плавание само по себе стало важным маркером изменения качественного состояния, зрелости российского флота. Но также оно стало и началом новой эпохи российских открытий. До этого наши исследования были связаны с Севером, Сибирью, Аляской, а в 1803 году российская географическая наука вышла в Мировой океан», — подчеркнул эксперт.

Читать еще:  Начались круизы из Крыма в Сочи

По его словам, выбор Крузенштерна как руководителя экспедиции оказался удачен. «Его имя стоит сегодня в одном ряду с такими выдающими мореплавателями, как Кук и Лаперуз. Причём следует подчеркнуть, что Крузенштерн был значительно образованнее того же Кука», — отметил Назаренко.

По мнению Константина Стрельбицкого, первая кругосветная экспедиция принесла российскому флоту бесценный опыт, который необходимо было передать новым поколениям моряков. «Поэтому имя Крузенштерна стало настоящим брендом для Морского корпуса», — подвёл итог Стрельбицкий.

«Крузенштерн» вернулся на Родину

Два океана, пять морей и много месяцев вдали от дома. Знаменитый учебный парусник «Крузенштерн» завершил свое самое долгое кругосветное плавание.

Два океана, пять морей и много месяцев вдали от дома. Знаменитый учебный парусник «Крузенштерн» завершил свое самое долгое кругосветное плавание. В порту Калининграда вместе с родными моряков встречала корреспондент НТВ Вероника Николаева.

Зрелище завораживает. Следуя старой морской традиции, курсанты возвращаются в родной порт прямо на мачтах легендарного парусника. С берега пытаются докричаться, но голоса заглушают звуки военного оркестра. Прибытия «Крузенштерна» в Калининград родные и близкие членов экипажа ждали долгих 5,5 месяцев.

Знаменитый барк завершил второй этап международной трансатлантической экспедиции, посвященной 65-й годовщине Победы в Великой Отечественной войне. Для 120 курсантов из Калининграда, Санкт-Петербурга , Москвы и Астрахани это был первый учебный поход, и, конечно, особый, морской, ни с чем не сравнимый дух приключений.

Константин Гринев, курсант Балтийской государственной академии: «Самые большие трудности вызывали первая качка, первые подъемы на мачту. Все это было поначалу тяжело, тяжело было в больших переходах находиться. Представьте, что такое от 20 до 28 дней быть море. В принципе, мы ко всему привыкли, и я уверен, что все будут скучать по „Крузенштерну“».

Члены экипажа долго привыкали к качке, вязали морские узлы, драили палубу и пытались побороть страх высоты, взбираясь на самые высокие мачты наравне со всеми курсантами, такие же сильные и смелые. И только на берегу, вернувшись, наконец, домой, ребята впервые позволили себе не сдерживать эмоции.

Анастасия Шумилова, курсантка Балтийской государственной академии: «Не могу, извините, пять месяцев родителей не видела».

Первые на борту «Крузенштерна» оказались шесть девушек — студенток третьего курса Балтийской государственной академии, и только одна из них решила связать профессию с морем.

Анастасия Волкова, курсантка Балтийской государственной академии: «На корабле вижу себя только в качестве капитана. Не знаю, я еще подумаю».

Курсанты переодеваются на ходу и не могут дождаться встречи с родными, а потом уже вместе с друзьями сразу спешат обратно на палубу рассказывать, как старейший парусник мира может выдержать любой шторм и непогоду.

Константин Михайлов, курсант Балтийской государственной академии: «Нас встретил Атлантический океан не очень дружелюбно. Шторм был около шести баллов, заливало довольно-таки хорошо. Всю палубу буквально каждые пять минут захлестывали огромные волны».

Это был самый напряженный и длительный морской поход за всю историю учебных рейсов старейшего парусника. За 308 дней экспедиции «Крузенштерн» прошел десятки тысяч морских миль, пересек два океана и пять морей. Курсанты побывали во многих иностранных портах и три недели провели в Ванкувере, когда там проходили Олимпийские игры.

Этих воспоминаний каждому из них теперь хватит надолго. Как встречали на борту знаменитых олимпийских чемпионов, праздновали в Канаде русскую Масленицу и угощали иностранных гостей блинами со сгущенкой.

Михаил Новиков, капитан учебно-парусного судна «Крузенштерн»: «Курсанты сплясали, станцевали, спели песни, накрыли русский стол, поставили для антуража самовар, блины, мы сами напекли плюшек на судне. Получилась вполне домашняя обстановка».

Уже этим летом, после короткого отдыха, паруснику предстоит участие в международных регатах и фестивалях. А потом, ближе к зиме, он снова отправится в дальнее плавание, уже с новым экипажем на борту.

Легендарный барк «Крузенштерн» вернулся домой

Легендарный «Крузенштерн» возвратился из международной трансатлантической экспедиции. Накануне судно встречали в родном порту в праздничный день — именно славной дате — 65-летию Великой Победы — и была посвящена экспедиция «Крузенштерна» по морям и океанам, длившаяся более 5 месяцев.

За 308 дней он побывал в Атлантическом и Тихом океанах, пересек 5 морей, посетил 11 стран. Преодолел 34 тысячи морских миль, причем большую часть пути прошел под парусами. Но в калининградский порт «Крузенштерн» заходит на винтах. Паруса подвязаны, а курсанты по старой флотской традиции встречают родной берег стоя на реях.

Эта уникальная трансатлантическая экспедиция, в которую барк пустился впервые за последние 9 лет, стала настоящей проверкой на прочность, как для экипажа судна, курсантов, отправившихся в свое первое плавание, так и для самого парусника, который готовится отметить 84-й день рождения.

Кирилл Иванов из Петербургского рыбопромыслового колледжа уверен, что теперь каждый из них может называться морским волком. За время экспедиции все курсанты научились укатывать и убирать паруса, даже под проливным дождем, не бояться высоты, поднимаясь на 50-метровые мачты, и справляться с другими трудностями суровой флотской жизни.

«Качает сутки напролет. Ты встаешь — качает, ложишься — качает, кушаешь- качает… Неординарные ощущения. А если еще паруса развернуты, то сильный крен. Так что были неудобства, но это интересно», — поделился курсант Кирилл Иванов.

О таком путешествии можно было только мечтать. Они успели не только искупаться в открытом океане и пересечь экватор, но и увидеть олимпийский Ванкувер. Чтобы попасть на тихоокеанский берег Канады и вернуться обратно в Атлантику, барку впервые за всю историю своих походов пришлось дважды пройти Панамский канал.

Курсанты были на соревнованиях и болели за наших спортсменов. Им доверили передать олимпийское знамя Сочи — городу следующей зимней Олимпиады. Эта экспедиция, посвященная юбилею Великой Победы, в очередной раз подтвердила статус России, как великой морской державы. Один из старейших парусников мира во время заходов в порты был открыт для свободного посещения. В Каракасе на борт судна вместе с председателем правительства России Владимиром Путиным поднялся президент Венесуэлы Уго Чавес. К этому приему судовой кок приготовил макароны по-флотски. И хотя Чавеса угостить фирменным блюдом не удалось, капитан «Крузенштерна» уверен — он был впечатлен увиденным.

Читать еще:  Поездка на 70 миллионов

Капитан учебного парусного судна Крузенштерн Михаил Новиков рассказал: «Его удивили размеры. Когда они поднялись на борт, он даже поприседал, на сколько мол крепко. И когда они подошли к курсантам, то начали спрашивать про их быт, как зовут, есть ли девушка. Курсанты, конечно, робели».

В этом походе ребята успели даже попасть в Книгу рекордов Гиннеса. 111 курсантов отважно выстроились на знаменитом висячем мосту Капилано, который раскачивается на стометровой высоте над горным ущельем. Предыдущий рекорд был установлен в 1955 году, но тогда на подвесном мосту сфотографировались только 104 канадских курсанта. Но главные рекорды они ставили в своей учебной практике. В Атлантике барк попал в сильнейший шторм — рвались паруса, но парусник с легкостью преодолел испытание.

«Палубу заливало, крен был до 25 градусов. Это такое ощущение, что аж дух захватывает, вселяет радость и любовь к морю», — говорит курсант Александр Крачевцев.

Даже после такого похода барк не задержится надолго у причальной стенки. Уже в июне он примет участие в международной морской регате.

«Крузенштерн» вернулся домой

«Крузенштерн» вернулся домой

24 июня 2005 года парусник «Крузенштерн» отправился в кругосветное путешествие от набережной Лейтенанта Шмидта, что в Санкт-Петербурге. Тогда на торжественные проводы барка в кругосветку, посвященную 60-летию победы в Великой Отечественной войне и 200-летию первой кругосветной экспедиции российских кораблей под командованием Ивана Крузенштерна, приехали чиновники самого высокого ранга. «Крузенштерн» провожал министр сельского хозяйства РФ Алексей Гордеев, полномочный представитель президента РФ в Северо-Западном федеральном округе Илья Клебанов и губернатор cеверной столицы Валентина Матвиенко.

7 августа, как и планировалось ранее, парусник после 14-месячного плавания вернулся в Санкт-Петербург, а уже оттуда в Калининград. Торжественная встреча в самом западном порту России прошла 14 августа. Перед этим барк стоял на рейде в Балтийске, и, двинувшись на Калининград, проплыл мимо курортных городов региона.

На борту «Крузенштерна» проходят практику курсанты Морского Колледжа и Балтийской Государственной Академии. Ребята приняли участие во второй части кругосветного плавания. Новый экипаж отправился из Владивостока в апреле. Вообще, по словам капитана судна Олега Седова все плавание можно разделить на три этапа: подготовка судна и участие «Крузенштерна» в сборе учебных парусных судов, которое пришлось на первые два месяца плавания. Второй этап – от Канарских островов до Владивостока. Третий – от Владивостока до Санкт-Петербурга, Калининграда.

Самым сложным, по мнению капитана, был первый этап. Парусник только вышел из ремонта и был сразу отправлен в кругосветку. По словам Олега Седова, «изначально экипаж не был готов к такому походу, и всем пришлось нелегко. Особенно нашим курсантам, которые не были знакомы с реальной жизнью на корабле». Многие недоделки исправлялись уже в ходе плавания. «Вся проблема в том, когда механизмы застаиваются, их сложно запускать в эксплуатацию, а вот когда притрутся, выйдут на определенный график работы, вот тогда и голова у механиков не болит»,- заявил капитан «Крузенштерна» в интервью ТК «Звезда».

Других проблем у парусника по ходу плавания не возникало даже на самых опасных участках. Правда, как заявил Олег Седов, мелкие повреждения были при прохождении самой южной точки Латинской Америки – мыса Горн. Это легендарное место для моряков. Не каждый моряк, в особенности в наши дни может похвастаться тем, что прошел этот мыс под парусом. Команду мыс Горн встретил девятибалльным штормом. Самым же сложным участком для барка стал переход от Гавайев до Владивостока. «Район циклонической деятельности в районе Японских островов дался нам тяжело. Получилось, что почти неделю мы штормовали. Экипаж, конечно, устал, длинный переход, и в завершении шторма. Мы буквально были выбиты из сил»,- рассказал Олег Седов.

Всего же за 14 месяцев кругосветного плавания барк «Крузенштерн» преодолел 44 825 миль. Из них 14 тыс. миль судно шло под парусами. Это довольно хороший показатель с учетом того, что паруснику уже 80 лет. За время плавания он побывал в 24 портах. Обошел Азию (Китай, Сингапур), побывал в Африке (о-в Мадагаскар, ЮАР), обогнул Латинскую Америку (Уругвай, Аргентина, Чили, Перу, Мексика), побывал в Гонолулу (США), неоднократно заходил в порты Европы (Ирландия, Великобритания, Норвегия, Германия, Нидерланды, Испания, Португалия). За время путешествия возникали и нештатные ситуации, но капитан судна предпочел о них не рассказывать.

Сегодня барк «Крузенштерн», совершив очередное путешествие, наконец, вернулся домой. Пока еще Олег Седов не думает о следующем плавании. Сейчас предстоит тяжелая и кропотливая работа на берегу. Ремонт – это самая большая проблема. В первую очередь не хватает кадров. «Закончится кругосветная экспедиция, и более 60 процентов экипажа уйдёт на другие суда, а ведь это уже хорошо подготовленные специалисты. И через год вновь придётся начинать всё сначала – это очень трудно», — пояснил Олег Седов. Кроме того, судно требует больших финансовых вливаний. «Если по тем заявкам, которые мы подаём, будет идти финансирование, судно прослужит ещё не один год. А если говорить серьёзно, нужно строить парусники. Может быть, и не такие большие, но по содержанию будут значительно дешевле. Главное — выполнение своей основной задачи», — подытожил капитан.

Ссылка на основную публикацию
Статьи c упоминанием слов:

Adblock
detector