1 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

Женщина на борту – к беде ли?

Почему женщина на корабле — к беде

К женщинам на флоте отношение всегда было неоднозначное. Во-первых, согласно традициям, на борт корабля они допускались только в порту — это была вынужденная мера — отпускать команду на берег в те времена значило лишиться половины ввиду дезертирства насильно завербованных, а так как без рома и женщин они неминуемо поднимут бунт, то капитан, стиснув зубы, разрешал приглашать на борт жен тем у кого они есть, а к остальным наведывались портовые проститутки (из этого следовала вторая проблема, именуемая «хроническая невыплата жалования» — морякам не платили по нескольку лет, их семьи голодали, так что если не выплатить хотя бы часть — бунт был бы неминуем, а потому в порт военные корабли старались заходить пореже).

Судно в итоге превращалось в бордель, и безопасность, традиционно, оказывалась под угрозой вплоть до того, что приходилось мобилизовывать тех из морских пехотинцев что ещё не пали жертвой женских чар, дабы обыскать корабль и выслать на берег всех найденных проституток. Иногда случалось так что пара-тройка дам задерживались, и кораблю приходилось делать внеочередной заход в порт, дабы их ссадить — или выкинуть за борт, если капитан был не в духе, и в том и в другом случае команду ждало суровое наказание, и потому женщина на борту была смутным символом беды . Кстати, испанцы, которым английская флотская традиция «ром, плеть и содомия» была не по вкусу, одно время практиковали содержание на корабле проституток, и прекратили это из-за эпидемии сифилиса, так что тут тоже женщина на корабле — к беде.

Очень часто женщины путешествовали в виде пассажирок (одна из привилегий капитана — брать с собой жену и детей; кроме того иногда богатеи из Нового Света ожидали из метрополии родственников или гостей, в общем публика была та еще), и иногда это приводило к драмам — вроде той, что легла в свое время в основу одного из вариантов легенды о «Летучем Голландце» — что один капитан возжелал жену пассажира, выкинул пассажира за борт, после чего овладел несчастной, и за это его корабль был проклят.

Не знаю как насчет проклятья, ибо все подобные истории о проклятьях основаны на реальном факте: корабль мог по нескольку лет находиться в плаванье, и его экипаж не ступал на берег ни разу за всё это время, и это для моряков был сущий ад. Но таких случаев было множество. Далее у нас идут рабы. Ну, то есть, женщины, которых либо добывали в Африке, либо вытаскивали из тюрем Англии чтобы отвезти в Новый Свет и продать там за несколько фунтов на плантации. С ними тоже всё было не слава богу, потому что во все времена женщины делились на тех, кто покорялся судьбе и лишь оплакивали свою нелегкую женскую долю, и те, кто терпеть такое не желал. Вот последние как раз и устраивали на кораблях резню — соблазнив тюремщика и ослабив внимание, они завладевали оружием, а дальше начинался ад — полуголые фурии с саблями и пистолетами против ночной вахты . Так что да, женщина на корабле — к беде, особенно если она предпочитает смерть в бою позору в рабстве.

А было ли хорошее в женщинах на борту

Как ни странно, да. Во-первых, это монашки, традиционно занимающие нишу медперсонала, и пользующиеся относительной неприкосновенностью (насколько это вообще возможно на кораблях, полных пьяных моряков, годами не видящих женщин). Во-вторых это… гальюнная фигура.

Украшение на носу корабля зачастую представляло собой полуобнаженную статую женщины, и в этом можно было усмотреть идолопоклонство, ибо она — единственное на корабле, что почиталось больше всего . Хорошую статую моряки любили всем сердцем, они исповедовались ее деревянным ушам во всех своих грехах и рассказывали ей о своих чаяньях, и на это очень неодобрительно смотрела церковь, но поделать ничего не могла — статую защищало суеверие о том, что вид прекрасной женщины смиряет ярость стихий и защищает корабль от штормов и бед. С этими статуями связано еще много разных интересных моментов, о которых я расскажу в другой раз.

За подготовку материала выражаю благодарность el basurero.

Почему считается, что женщина на корабле – к беде?

Водная стихия по праву считается самой непредсказуемой и суровой природной средой, существующей в нашем мире. Поэтому нет ничего удивительного в том, что моряки относятся к одной из самых суеверных групп людей. До сих пор существует множество морских легенд и поверий, однако ни одно из них не может сравниться по распространенности с убеждением, что женщина на борту корабля приносит несчастье. Но откуда появилось это суеверие и можно ли встретить женщин на флоте сегодня?

Читать еще:  Harley-Davidson Heritage Softail Classic

Почему в прошлом считалось, что женщины на борту приносят неудачу

В прошлые века, когда успех плавания практически полностью зависел от погодных условий в море, моряки крайне трепетно относились к любым проявлениям удачи и неудачи. Исторически сложилось так, что женщинам строго запрещалось находиться на борту торговых и военных судов.

По одной версии, капитаны и моряки считали, что присутствие слабого пола на корабле вызывает яростный гнев морских богов, способных управлять морской стихией и обрушивающих шторм на неугодные им суда.

Более же рациональное объяснение заключается в том, что присутствие женщин на корабле, совершающем длительное плавание, может «отвлекать» команду, состоящую из одних мужчин. Такая команда не может нормально выполнять приказы капитана и на судне вполне может возникнуть конфликтная обстановка. Кроме того, порой, это может быть небезопасно и для самой женщины.

Естественно, проверять на практике устоявшееся поверье, тем более ценой собственной жизни, никто не хотел.

Единственная попытка бросить вызов этому суеверию, как считается, была предпринята в средние века. Тогда команда одного из кораблей взяла на борт несколько десятков женщин в качестве пассажиров и отправилась в плавание. Правда, является ли этот случай историческим фактом или это лишь морская байка, остается загадкой.

Вскоре корабль попал в сильный шторм и тогда команда, осознав свою ошибку, принялась «задабривать» стихию, выбрасывая пассажирок за борт. Однако это не принесло желаемого результата и судно все равно затонуло.

Зачем на носах кораблей устанавливали фигуры женщин

Но если женщины и беды в моряцком мире практически всегда идут рука об руку, то почему на носах судов прошлого так часто можно увидеть фигуру женщины, также называемую гальюнной фигурой?

Здесь работает еще одно морское суеверие, которое хоть и противоречиво, но достаточно интересно.

Полагалось, что в таком виде (особенно, если фигура не имеет одежды) женский образ успокаивает стихию посредством ее смущения. Кроме того, несмотря на всю морскую «неудачность» женщин, они считались хорошими проводниками, направляющими судно на верный курс.

Можно ли сегодня женщинам находиться на военных кораблях

Несмотря на силу моряцких предубеждений, с веками запрет на нахождение женщин на борту кораблей исчез. К примеру, в начале XX века в США был официально создан корпус медсестер, проходивших службу на борту военных кораблей.

А после 70-х годов женщины здесь получили фактически те же возможности, что и мужчины. Так, в 2014 году Мишель Ховард стала первой женщиной-четырехзвездным адмиралом ВМФ и занимала пост командующего ВМС США в Европе. Подробнее об истории женщин на флоте мы обязательно поговорим в будущих материалах.

Подготовка женщин производится и в российских морских учебных заведениях, однако их интеграция происходит куда медленнее и с большей осторожностью, нежели на Западе.

Оставляйте свои комментарии и подписывайтесь на наш канал! Больше материалов ищите на нашем сайте «На Глубине | On The Deep» . Также вы можете следить за обновлениями в наших группах Вконтакте , Twitter и Facebook .

Мы создаем общение

  • История
  • 19 февраля 2018, 08:15

В истории освоения водной стихии особо живуче поверье, будто женщина на борту судна к беде. Ведь сейчас никто не запрещает представительницам прекрасного пола совершать морские путешествия. Почему же раньше они были нежелательными гостьями на судне? Попробуем разобраться и заглянем в прошлое, чтобы понять с чего все началось.

Существует несколько версий.

Первая.

С давних пор моряки давали своим кораблям женские имена (как известно, на английском языке, любые слова, обозначающее корабль или судно, – женского рода). Давали не просто так, а чтобы морской бог был более благосклонен к судну и его команде. При этом считалось, что ни одной женщине на корабле не место: корабль же «она» и как любая девушка будет ревновать к сопернице. А раз будет ревновать, то не будет слушаться моряков.

Король Дании в 1562 году принял довольно свирепый закон, который гласил следующее:
«Для женщин и свиней доступ на корабли Его Величества запрещен; если же они будут обнаружены на корабле, незамедлительно следует выбросить оных за борт».

Версия номер два нам говорит следующее.

В те далекие времена морских походов и великих географических открытий, когда здоровые молодые мужчины месяцами «постились» в море без женской ласки и прочих благ цивилизации, появление женщины на судне могло стать не только «украшением», но и лишним поводом для выяснения отношений и накала страстей.

Читать еще:  Супер-яхта в компьютерной игре

Ведь как бывает – девушка выбирала среди мужской толпы самого, по ее мнению, привлекательного и перспективного, а остальные оставались «за кормой». Так на судне и начинались разброд и шатание, которые зачастую приводил к мордобою и поножовщине.

Отсюда и пошло такое высказывание, что женщины на кораблях к несчастью.

Именно во избежание каких-либо конфликтов, корабельным уставом было запрещено пребывание лиц женского пола на военных судах. Точнее говоря, они запрещали пребывание женщин на борту при выходе корабля в море. Женщина на судне – лишний повод для разлада, потери боевого духа… Однако, женщины лёгкого поведения находили способы попасть на корабль, добираясь до них на специальных баржах или лодках. Среди женщин бывали и такие решительно настроенные барышни, которые пробирались к кораблю до его выхода в море, конечно не без содействия моряков. С такими представительницами прекрасного пола обращались достаточно жестоко.

Во времена похода в Индию, известный португальский мореплаватель Васко да Гама посылал сообщение о том, что любая женщина, пойманная на корабле в ходе плавания, понесёт за это особое наказание – публичное сечение плетьми. Если она будет в сопровождении мужа, то и это не будет являться оправданием для неё. А ее благоверного ждало не менее «приятное» наказание – отправление в Португалию в кандалах. Если пойманная женщина окажется рабыня, то её продадут. Кроме всего прочего, наказание не сможет избежать и капитан, скрывавший женщину на судне – его снимали с занимаемой должности.

Надо сказать, что Васко да Гама был известен, как человек слова. Однажды трех своих соотечественниц обнаружили на одном из судов прославленного мореплавателя. Причем там они находились довольно продолжительное время – эскадра уже прошла большую часть пути. В Индии их ждало обещанное наказание, несмотря на то, что за них пытались заступиться представители знати и церкви.

На первом французском кругосветном плавании также имела место подобная история. Командовал на корабле Луи Антуан Бугенвиль. Некий Баре – слуга одного из учёных, стал привлекать внимание туземцев острова Таити. Французы также обратили на него внимание, так как он не брился, не снимал майки и вообще был другим: статная фигура, высокий голос.… Для того чтобы развеять сомнения по данному поводу, слуге стали угрожать насильственным досмотром, если он не скажет правду. Так он и сознался. Баре «оказался» девушкой, которая потеряла своих родных и средства на пропитание. Бугенвиль не был так жесток как Васко да Гама, но наказал учёного арестом (за нарушение устава). О дальнейшей судьбе Жанны Баре известно, что она поселилась вместе с хозяином на острове Маврикий, а после его смерти вышла замуж за европейского колониста.

Время не стоит на месте, всё течёт и изменяется. Борьба с «женской опасностью» практиковалась и на других флотах западной Европы. Однако со временем адмиралы пришли к выводу, что нецелесообразно идти против природы. Как и устав о том, что женщинам нет места на корабле. Уже в 18 веке на английских кораблях, женщины пребывали открыто. Изначально, на кораблях разрешалось находиться жёнам и невестам, но только днём и в порту. А к 19 веку матросам с 15-летним стажем позволялось брать своих жён в непродолжительное плавание. Моряцкие жены имели различные национальности, но все они отличались сильным характером: решительностью, выносливостью, стойкостью, и, конечно, преданностью к своему избраннику.

Отсюда проистекает третья версия.

Все довольно просто: мужчины всегда любили женщин и оберегали от бед и несчастий или старались уберечь. А в море ведь не сладко, в море тяжело, особенно во времена парусного флота. Вот поэтому и придумали такую примету, чтобы не допускать женщин на корабль. Женщинам на борту приходилось нелегко, так как они работали и рисковали своей жизнью наравне со всеми. Им приходилось ночевать в каютах; есть различную, порой далеко не свежую пищу; переносить качку и тому подобное безобразие.

Четвертая версия своими корнями уходит в Древнюю Финикию и Древнюю Грецию, мореходы которых, поклонялись Нептуну и Посейдону, а согласно легендам, наибольшие неприятности этим богам, доставляли именно женщины. У русских поморов, так же считалось, плохой приметой, если перед походом женщина интересовалась его целью и сроками возвращения.

Женщина и судно

В двадцатом веке почти во всех морских державах доступ женщин на корабли и суда стал более свободным. Мало того, именно им – родоначальницам жизни на Земле – до сих пор предоставляется миссия разбить бутылку шампанского о форштевень судна перед спуском на воду, дабы корабль ждала счастливая и долгая жизнь.

Читать еще:  Суперскоростной дрон из Кореи

О женщинах на корабле.

Ещё до того, как я понюхал морского воздуха, слышал фразу «женщина на корабле — к беде». На самом деле, на рыбацком флоте, где команды, порой, достигали полутора сотен человек, женщины были всегда. Уборщицы, официантки, поварихи.

Надо быть отчаянной дамой, чтобы отправится в море на полгода с 60 мужиками на борту. У нас на судне «отчаянных» было четверо. Две, правда, при мужьях на этом же судне, но это глобально дела не меняло.

Первая, была уборщицей, прачкой, помогала на кухне, и если аврал, то и в цеху и трюме. В общем, баба-конь, мягко говоря. Одно дело мужикам раскидать 600 тонн рыбы в ящиках по 27 килограммов, другое дело, женщина. Она была самая сильная на судне не только среди женщин, поэтому по вопросам телесной близости к ней никто не обращался, даже думать об этом было боязно. В этой связи, она выбрала себе жертву сама и насильно переехала к нему в каюту. По судну ходила шутка, что к концу рейса он будет беременным. Женщина, в принципе, была хорошая, но сильная, а это страшно.

Чаще всего, на судах повар, он же кок — мужчина. Но, у нас была женщина.

Кстати, лирическое отступление. После моей краткосрочной карьеры матроса, я работал в снабжении Инфлота. Тогда, потихоньку советские люди начинали просачиваться и в иностранные команды. Сейчас то с английским языком у наших беда, а тогда «Ландон из э кэпитал оф Совиет Юнион» — было максимумом. Я привёз продукты на борт одного из пароходов, а там менялась команда. Мы поделили «дискаунт» за доставленные мной продукты с капитаном пополам и открыли дверь. На палубах мельтешил народ, передавали друг другу дела, в общем, суета. А повар, в первую очередь должен нравится капитану, поэтому, вновь прибывший, ждал своей аудиенции у каюты. Оказался русским. Мы с ним, с профессиональной точки зрения, обсудили продукты, которые я привёз. Мастер пригласил его в каюту и протянул ему руку, со словами «Джон Манглс — кэптэн.» Повар протянул свою и сказал «Василий — кок». Для тех, кто не в курсе, «кок», в очень мягком переводе с английского «писюн».

Возвращаясь же на борт Янтарного Моря «Dzintarjura» , судна на котором ходил в море я — повариха у нас была просто фантастическая. Их было две, но фантастическая была одна. Буквально пара фактов, которые мгновенно делают её богиней: Она однажды нарезала мясного салата, на всю команду. А это, как вы понимаете не тазик. 60 здоровых рыл. Ну и вообще полная чума, однажды, она налепила пельменей. Даже, если бы она утопила судно, после этого, никто бы ей слова бранного не сказал.

Была у нас и вторая повариха, но она в море пошла просто довеском к мужу. А так как готовить дома мужу и на судовую команду, несколько разные вещи, ничего хорошего о ней вспомнить не могу. Ну, разве что она сильно округлилась в районе живота, к концу рейса. Пацану уже 23 года.

Но, была у нас на судне и официантка. Так получилось, что бог был то ли занят чем-то, то ли вообще был в отпуске, но ни красоты, ни женственности, ни шарма, ни формы, ни содержания ей не досталось, посему пошла в море с мужиками. Ну, хоть какой-то шанс. К концу рейса, шансом воспользовалась большая часть команды и она как заправский фокусник, выходила то из одной, то из другой каюты, нервно покашливала и поправляла нелепо надетую одежду наспех. Иногда не свою, что хоть как-то компенсировало отсутствие изюминки. Её ещё и безбожно укачивало, ко всему. В общем, весь набор.

По итогу рейса, уборщица разрушила крепкий семейный союз матроса и выдала его за себя за муж.

Повариха, та что настоящая, покидала борт с кучей подарков от команды, под аплодисменты и слова благодарности.

Как я уже упоминал, вторая повариха привезла из рейса живот с будущим сыном.

Ну а официантка, в последнем порту в Голландии подралась с проститутками на борту и ей выбили зуб, что в принципе, ничего в её жизни в худшую сторону не изменило, так как куда уже хуже то.

Будь я женщиной, в жизни не пошёл бы в море, ибо стирать бельё на 60 человек — точно не моё, мне своё то лень. Готовить я люблю, но на команду, каждый день чистить картошку — проще и дешевле застрелиться. Ну, и при всей моей вселенской доброте, отдать себя толпе голодных я бы не смог, а уж драться с проститутками и отдать им зуб, за гранью добра и зла, я считаю.)

Ссылка на основную публикацию
Статьи c упоминанием слов:

Adblock
detector