0 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

Они будут грести за Россию

Москва и москвичи

Россия Москву не любит. Это общеизвестный факт. Но наряду с этим не вызывает сомнения, что практически каждый россиянин мечтает стать москвичом. Еще в советские времена народ шел на неимоверные ухищрения, чтобы заполучить вожделенную московскую прописку — фиктивный брак, многоходовой обмен квартирами, проживание в подмосковных деревнях, в надежде со временем перебраться в саму Белокаменную… Но был и другой способ — пойти на самую тяжелую, самую грязную, самую непрестижную работу, которой чурались простые москвичи.

Именно такой неблагодарный, но самоотверженный путь выбрал бывший заместитель мэра Петербурга, когда переехал в Москву в далеком 1996 году.

Сюда Владимир Владимирович прибыл служить гребцом на галере.

Должность эта, безусловно, тяжелая, изматывающая, неблагодарная, а главное, ты вскоре понимаешь, что одному грести на галере не очень сподручно. Вот и пришлось приглашать в Москву из бывшей северной столицы хороших и верных товарищей по службе в КГБ, мэрии, кружку самбо и даже соседей по дачному поселку. Друзья были по-настоящему верными и с готовностью усаживались в галеру рядом со своим старым товарищем и сослуживцем.

И вот они гребут уже двадцать лет. Сейчас аналитики подводят экономические, социальные, политические и прочие итоги этого двадцатилетия, а я как москвич позволю поделиться с вами своим личным ощущением — за эти годы так называемая «питерская мафия» так и не полюбила мой город.

И дело вовсе не в том, что они «приезжие», «иногородние» или родились в селе Няксимволь! Разве это важно? Важно, чем становится для тебя Москва — городом со своей историей, легендами, традициями и, главное, населенным живыми людьми — или просто местом приписки.

Наверное, многие помнят сюрреалистические кадры инаугурации Путина в 2012 году, когда по пустым безлюдным улицам Москвы мчался кортеж президента. Вот такая Москва, вылизанная, вымытая с новой плиткой, но без своих жителей и является идеалом для нынешних жильцов Кремля. Люди им не интересны, важны символы «державности» — Кремль, Царь-колокол, Царь-пушка.

Сегодня на фоне этих бесстрастных мореходов Юрий Михайлович Лужков, со всеми своими, мягко говоря, слабостями и любовью к скульптору Церетели, выглядит живым человеком. Он, по крайней мере, был готов говорить с москвичами.

А для этих гребцов москвичи, да и прочее население России, не более чем мелкая рябь на воде, на которую можно до поры до времени не обращать особого внимания.

Но стоит на поверхности появиться даже небольшим волнам — галеру начинает раскачивать, а гребцов охватывает паника.

Наших галерников не волнует, что горит лес на миллионах гектарах, что в наводнениях гибнут десятки жителей Иркутской области, а на оружейных складах продолжают рваться снаряды.

Зато они готовы мобилизовать тысячи полицейских и национальных (!) гвардейцев, которые будут жестоко избивать москвичей, защищающих свое достоинство, свою конституцию и свой город.

Нам понятно, откуда берется эта неоправданная и, на первый взгляд, бессмысленная жестокость.

Проходит патриотический угар, уже не слушают рассуждения о «Майдане и оранжевых революциях». Гнилостность режима и его отчужденность от народа становится очевидной для все большего количества граждан России.

И тогда власть пускает в ход свой самый верный и безотказный аргумент — полицейскую дубинку.

Поглядеть на события последней недели в Москве — как старая, державная Москва оказалась на стороне людей! Москва и москвичи вдруг объединились. Равнодушные не московские люди в касках разгоняли людей дубинками, но москвичи отступали в переулки, их блокировали в Камергерском и Столешниковом, но они пробирались через ограду храма Козьмы и Дамиана, выбирались на Лубянку и Петровку, по бульварам спускались на Трубную площадь. Город, непонятный чужим людям, укрывал и поддерживал своих. Москва и москвичи вдруг сделались единым организмом. Это их город, и он своих не выдавал. И они его не отдадут.

Но при этом мы должны понять, что этот воровской режим будет все чаще и чаще прибегать к подобным аргументам.

И что же мы можем ему противопоставить?

Только одно — веру в свою правоту, единство, солидарность.

Москва, город живых людей, а не равнодушной бюрократии, был и остается неотъемлемой частью России. И те люди, которые в эти дни выходили на улицы Москвы, защищали не только свое достоинство и честь, но и честь всей России. И мне кажется, что все больше и больше россиян это начинают понимать.

В связи с протестами в Москве вспомнилась песня, старая, но всем известная, разудалая «Вдоль по Питерской, по Тверской-Ямской…», — так и звучит она в голове голосом Шаляпина. Удивительная связь времен вырисовывается. Тверская улица, на которую москвичи вышли, чтобы защитить свои гражданские права, когда-то связывала две столицы — Москву и Питер — через Тверскую заставу, откуда начинался путь до Петербурга. И теперь Тверская связала две российские столицы, находящиеся в постоянном соперничестве — и 3, и 10 августа питерцы вышли на улицы, чтобы поддержать права москвичей в их борьбе за честные выборы. Случай уникальный, но, я верю, далеко не последний. А главное, я верю, что москвичей в этой борьбе поддержат и другие регионы. Почитайте комментарии к выступлениям молодых московских политиков, той же Любови Соболь — «Челябинск за Любовь», «Сибирь с вами», «Магнитогорск за Соболь» и т. п.

И когда мы поймем, что, где бы мы ни жили, мы все противостоим одному и тому же бездушному режиму, когда мы почувствуем свое единство, то сможем по праву сказать — «это наш город», «это наша страна»!

Новое в блогах

И он будет дальше грести . по реке всенародного пофигизма .

Запомни ключевые слова : день рождение , календарь и телевизор . Его я смотрю , чтобы ощутить поступь страны , быть свидетелем , так сказать , исторических свершений .

Накануне , включив ящик , попал на очередное заседание рабочей группы по поправкам в конституцию .

Читать еще:  Обзор мотоцикла Kawasaki W400

Ба . до ужаса знакомые лица , чрезвычайно «милые» люди .

Сенатор Клишас , моё вам почтение . Блесну эрудицией .

Слову «люблю» подходит антоним «ненавижу» .

Что поделаешь , такое чувство в организме человека имеет место быть . Ненависть может плюнуть на что попало и на кого попало .

Однако любезный сенатор оградил от плевков чиновников . Теперь о чиновнике либо хорошо , либо закрой варежку , тем самым приравняв себя и последних . к покойнику .

Воистину , бесценный кадр .

В работе группы принимал участие и сам президент .

Был он весел и выглядел довольным . Ведь идёт работа над его детищем .

Кто сказал , что в России не умеют работать ? Враньё . Попёрло такое кремлёвское творчество , что поправки вылетают , как из пулемёта . Их число достигло аж 900 штук , и это только начало .

Объявлена и дата народного голосования по поправкам — 22 апреля .

Вы знаете , я задался вопросом . Ведь не с проста . именно в этот день .

Молодняк , понятно , не в курсах , но рождённые в СССР помнят , что произошло в Истории в этот день .

А в этот день родился основатель советского государства Ленин , Владимир Ильич .

И встаёт вопрос — Почему именно в этот день ?

Случайность ? Сомневаюсь !

Не поправками в конституцию запомнится этот день . Поправки — это мелочь , это очередной обман .

Внутри российского капитализма , торопливо , куётся нечто другое .

Осталось без малого два месяца . Попомните , в этот день , как чёрт из табакерки , выскочит новая , путинская конституция .

22 апреля 2020-го года родится маленький , но сморщенный старостью Вовочка .

Горячая , с пылу-жару конституция , будет ему подарком от близких ему людей . А всем известно , он своих не бросает .

И будет эта конституция , сформирована только под него , солнцеликого и несравненного . Ну и чуть чуть для своего окружения .

Обнулится всё .

Разорение России и её народа и т.д. .

И он будет дальше грести . по реке всенародного пофигизма .

«Мы зря воевали с русскими. Они непобедимы…»

Солдат вермахта, прошедший «московским маршем» 75 лет назад, понял русских и даже полюбил их

Солдат вермахта, прошедший «московским маршем» 75 лет назад, понял русских и даже полюбил их

«Здесь! Здесь мы сидели! – Генрих с ностальгической радостью стучит пальцем по стеклу. – Стадион! Смотри, Рике, отсюда нас отправили шагать по Москве!»

Рике – собственно, Ульрика, его жена, приехавшая вместе с ним в Москву, – смотрит на серые стены «Динамо» без восторга. Жёны всегда так смотрят на реликты из военного прошлого мужей.

Он был откровенен…

Генриху было уже за семьдесят, когда он посетил Москву в начале девяностых. До того и после мы не раз встречались и полностью откровенно разговаривали о его прошлом и о нашем с Германией будущем – тогда казалось, что после сноса Берлинской стены между нашими странами всё возможно. В том числе сближение на общей, как ни парадоксально, памяти о прошедшей между нами войне. В конце концов, Россия и Германия в ней только пострадали, взаимно разрушив друг друга, к вящему торжеству англосаксов. Которые её высчитали, рассчитали и обрушили, как лавину с горы, сдав Гитлеру Чехословакию в 1938 году, чтобы нацелить безумного ефрейтора на восток. На Россию. И лишь гениальное достижение русской дипломатии – пакт Риббентропа – Молотова – развернул полчища вермахта на Запад. На организаторов войны.

23 августа 1939 года. Подписание межправительственного соглашения. Фото: www.globallookpress.com

И теперь, больше чем полвека спустя, так ли уж немыслимо совместное, русских и немцев, противостояние шакальей англосаксонской цивилизации? Да это необоримый союз будет!

Но о политике мы с Генрихом не говорим. Мы пьём его сливовую настойку у него в садике и вспоминаем войну. Точнее, он вспоминает, а я не могу отделаться от мысли, насколько же он похож на моего отца. Они встретились в Москве – бывший солдат вермахта, отсидевший в нашем плену, и бывший моряк Балтийского флота, ушедший на войну в 16 лет добровольцем и после Победы служивший в советских оккупационных войсках в Германии. Нет, не по-братски, конечно, встретились. Но рюмку вместе выпили. Чтобы не воевать больше Германии и России никогда. И Генрих рассказывает, почему он такого не хочет…

Анатолий Цыганов. Старшина 2-й статьи. 1944 г. Фото из личного архива автора

«Я много понял на той войне»

Я многое стал понимать именно в России, рассказывает этот очень похожий на моего отца старик. Россия безбрежна. Добро и зло, ложь и правда, подвиг и предательство – в ней безбрежны. Другие. Просторы и снег.

И кровь. Было много крови на этой войне.

«Поначалу мы на войну шли с воодушевлением. Ну, не на конкретно эту, потому что России побаивались все. А вообще. Когда там с Польшей началось, с Францией…

Нет, честно: не разделял идей национал-социалистов. Но, не разделяя их бредней, я всё же поддерживал то, что они делали для Германии. Это было, как если б Фридрих Барбаросса проснулся! В ответ на поражение и на унижение немцы поднялись, как птица Феникс из пепла. Из ничего, из жуткой бедности, нищеты, кризиса – вдруг мощь, уверенность, экстаз какой-то национальный. Я помню, тогда мы считали только справедливым, что Польшу заняли – вроде как довоенное положение восстановили. Что Францию оккупировали – за Версаль отомстили…

А с вами война была тяжёлой.

Помню, нам, солдатам, доводили: дескать, мы напали на русских, чтобы разгромить их мощь, пока они не напали на нас. Но внутри себя мы всё больше начинали сомневаться. Чем дальше заходили в эти просторы. И чем большее сопротивление встречали. Не верь тем, кто говорит, будто весело ему было в бою с русскими. Страшно было, ужасно было. А рукопашная!

Фото: www.globallookpress.com

И вот я тогда начал понимать: русских не одолеть. Да, они поначалу неумело воевали. Один батальон наступает, другой стоит, на него смотрит. А потом оба отходят. Но при этом себя никогда не жалели. Чем дольше шла война, тем чаще было, что русские продолжали драться, цепляться, кусаться, пока не умирали.

Читать еще:  Yamaha TW 200: технические характеристики, фото TW200

Не потому ли вы и выиграли войну, что, несмотря на поражения, продолжали драться? Сопротивлялась уже не армия, а мальчишки, срочно мобилизованные и брошенные в огонь. И там тогда я понял: русские отдают много, но и забирают сполна. И жизни они кладут не потому, что их не жалеют, а потому, что приняли это как цену. Раз уж таков заклад поставлен, то и драться они будут до конца.

А это уже не война, понимаешь? Это отверзшиеся ворота в преисподнюю. Знаешь, ад – это не черти со сковородками. Ад – это когда дерутся не за жизнь, а на смерть. Залог такой, понимаешь?»

Генрих Закс – бывший солдат, бывший штрафник, бывший пленный

Судьбу солдата вермахта Генриха Закса типовой на назовёшь.

Не типово было уже то, что он дожил до конца войны: 22 июня будущий таксист был в первых рядах вторгшихся германских войск. Среди немецких солдат, встретивших тот летний рассвет на поле боя, до майской ночи с восьмого на девятое четыре года спустя дошло не сильно больше, чем наших.

Не типово то, что Генрих умудрился попасть в штрафную роту. У себя, у немцев. Дисциплина подкачала, говорит. Правда, не уточняет, в чём подкачала. Лишь криво улыбается: «Так называемые полевые штрафные части. У нас их называли Himmelfahrtskommando – «команда для путешествия на небо». Нас использовали на самых опасных работах. Мне попало – стать истребителем танков. Кое-кому – минные поля расчищать. А кому-то вообще страшное – первыми в атаки идти».

Фото: www.globallookpress.com

Впервые, по его словам, он поймал себя на мысли, что ему немного жалко Россию, в 1943 году. И очень страшно за Германию. Русские платили невероятно громадную цену за то, чтобы победить. И за такую цену, которую заявили за свою победу русские, они обязательно должны были спросить. Со всех.

«Судьба солдата – стрелять в людей, которые тебе ничего плохого не сделали. В этом смысле нечего нам делать было в России, – говорит Закс. – И знаешь, с тех пор я русских люблю. За человечность. Я никогда не забуду, как мы лежали раненые в каком-то доме, а русские женщины нам приносили хлеб. Нам, врагам! А ведь я слышал, им наказание грозило за это, если бы узнали… Вот этого – до смерти не забуду, как они нам жизнь спасли своим хлебом.

И вот это тоже было, точило. Постоянно думалось о том, как всё-таки, почему нас заставили убивать друг друга?».

«В плен меня взяли в Белоруссии. Всё получилось само собой: нас обошли на соседнем участке, мы начали отступать и на лесной дороге буквально упёрлись в большую колонну русских. Они первые нас увидели. Бегут, кричат: «Хенде хох!»

В общем, смысла не было сопротивляться. Молили Бога только о том, чтобы русские сами не начали стрелять. Но те были настроены миролюбиво. Отобрали только оружие, часы и отправили в тыл. Офицера нашего только у себя задержали, повели к начальникам. Не знаю, что с ним потом стало».

Фото: www.globallookpress.com

«Московский марш»

В ходе операции «Багратион» была разгромлена группа армий «Центр». За два месяца германские войска потеряли свыше 400 тысяч солдат и офицеров, в том числе свыше 250 тысяч – безвозвратно. Из 97 немецких дивизий и 13 бригад – 17 дивизий и 3 бригады были полностью уничтожены, а 50 дивизий потеряли от 60 до 70% личного состава. Из 47 немецких генералов, командовавших войсками и гарнизонами, 10 было убито, а 21 попал в плен. Среди них – два командира корпусов, начальник инженерной службы, комендант района обороны и семнадцать командиров дивизий.

Иными словами, в ходе операции «Багратион» было потеряно две трети личного состава группы армий «Центр». Как организованная боевая сила группа армий перестала существовать.

«Долго шли, – вспоминает Закс. – Потом дошли до какой-то станции, остановились. Подошёл паровоз, погрузили нас в товарные вагоны, повезли. Три дня везли. Привезли, как оказалось, в Москву. Мы, конечно, не знали, что нас для такого знаменитого спектакля назначили.

На стадионе мы дня два или три сидели, уж не помню. Пожарные воду привезли. Но хватало только, чтобы попить. А умыться, помыться – уже нет. Форма грязная – все были в том же, в чём в плен попали.

Фото: www.globallookpress.com

Все гадали, для чего нас тут собрали. Самое разное предполагали. Большинство думало, что в Москве работать будем – дома строить или развалины разбирать.

Потом всё изменилось. Вдруг вечером дали усиленный паёк – хлеб, кашу, даже сало. Велели привести себя хоть в какой-то порядок. Но фактически сделать было нельзя ничего – ни иголок, ни ниток ни у кого не было. Да и не хотелось по команде большевиков прихорашиваться. Единственное, что все поняли – что предстоит что-то важное для русских. Поговаривали даже, что сам Сталин к нам пожалует, посмотреть на нас…

Утро было ясное и солнечное. Русские забегали: «Давай! Давай! Стройся!» – кричат. Встали в шеренги. Издалека музыка звучит, какой-то русский марш. Кто-то из пленных пошутил: «О! Это московский марш! Как раз для нас». Посмеялись, а так ведь оно и вышло!

Поделили нас на офицеров и солдат. Вывели за ворота. Тут я и обратил внимание на стадион – я сам до войны в футбол неплохо играл. Хотя русские тогда в мировом спорте не участвовали, но слухи про них ходили самые разные. Будто чуть ли не обезьяна у какой-то команды в воротах стояла… Так что интересно было, хоть и мало что видно за деревьями.

Фото: www.globallookpress.com

Охраняли нас сильно – наверное, русские боялись, что мы что-нибудь сотворим. Красноармейцы с примкнутыми штыками, довольно много. А перед воротами ещё кавалеристы с саблями наголо. Ну, некоторые весельчаки шутили, что это почти как почётный эскорт. А кое-кто казаков вспоминал…

Потом наших генералов подвели. Я в передней «коробке» шёл, так что видел. Даже не думал, что их так много пленили. Мы ж ничего не знали про подлинные размеры разгрома».

Читать еще:  Suzuki RF400 RV 1995 - обзор мотоцикла

Их прошло почти 60 тысяч…

Колонн немецких военнопленных было две. Шли они в противоположных направлениях по Садовому кольцу. Из общего количества проконвоированных через город 57 600 военнопленных, в том числе 19 генералов, говорится в официальном рапорте об этом событии, 4 человека были направлены в санлетучку ввиду ослабления. Остальные прошли нормально.

«Ну… плохо это, конечно, было, – вздыхает прошедший в правой колонне, к Курскому вокзалу, Генрих Закс. – Унизительно. Как зверей провели, зоопарк. Хотя за годы после войны я вполне начал понимать русских – мы ведь вам столько принесли горя и несчастий, что даже странно, как к нам ещё по-человечески относились.

Гражданские русские стояли вдоль дороги, в основном женщины и дети. Мальчишки бежали за нами, что-то кричали, смеялись. А взрослые в основном молча стояли, смотрели. Одна женщина, правда, потом, позже выбежала, плеваться начала, что-то кинула. Но её успокоили.

Выглядели мы действительно неважно. Небритые, немытые, кто-то в подштанниках, кто-то босиком, кто-то без мундира. У меня, слава богу, остались мои разбитые фетровые сапоги – они никого из красноармейцев не заинтересовали. А те товарищи, которые шли босиком или в одних портянках, страдали довольно сильно.

Фото: www.globallookpress.com

Но самое унизительное, что туалетов не было предусмотрено. И ни остановиться, ни в сторону отойти, естественно, нельзя. Вот многие товарищи и справляли нужду прямо на ходу. А люди по сторонам смотрели на такое и кричали: «Германски никс культура!» Смеялись, пальцами указывали.

Ну, так и прошли до вокзала. А там нас погрузили в вагоны и повезли по лагерям. Я на Урал попал, мы там немецкое оборудование, вывезенное по репарациям, устанавливали. Но это уже другая история, долгая. Я домой только в 1949 году вернулся».

Что таится в русских?

«Почти десять лет так или иначе я провёл в России – с июня 41-го по декабрь 49-го… Немного может увидеть пленный, а понять – ещё меньше. Но я, кажется, многое в вас, русских, тогда и понял. Есть в вас, русских, что-то, что… Не ухватишься, не поймёшь, не определишь. Как вы сами. С европейской внешностью – у вас совсем не европейское мышление.

У вас души неприглаженные. У европейца очень многое в центре собрано, потому он устойчивый, последовательный. А у русских середки нет: либо – либо. Может быть, это нас, немцев, к вам и притягивает…

Что-то от древнего человечества. Из другой цивилизации.

Одно жаль: не так я с вами встретился тогда, в юности моей. И словно огромный чёрный паук лежал на ней, на всей моей молодости. Война. И очень хочется мне теперь что-то сделать, чтобы он исчез».

А ВЫ ПОЙДЕТЕ ВОЕВАТЬ ЗА РОССИЮ?

Недавно на глаза мне попалась статья некоего Диванного критика » Провел опрос. Пойдете ли воевать за Россию ?». Основной смысл статьи заключается в том, что те, кто получает основные бабки, пускай идут и эту страну и защищать. Сразу скажу, что я с этим подходом полностью не согласен.

Я высказал свое несогласие, но, оказалось, что собрались на канале все такие же не «любящие Родину» люди. Я за несколько минут получил более 50 антилайков. Стер свой пост и покинул канал. О чем можно спорить с людьми, которым Родина до фени. Они не видят разницы между Родиной, то есть Россией, и правительством, находящимся у власти.

К сожалению, в последнее время у нас стало все больше и больше людей, которые хотят получить от России все и сразу. Желательно лежа на диване. Наверное, если я буду приводить здесь слова великих россиян, то диванная братия меня опять забанит. Потому скажу словами американского президента Джона Кеннеди:

Не спрашивайте, что ваша страна может сделать для вас, спрашивайте, что вы можете сделать для своей страны.

Такие диванные ораторы с легкостью заявляют, что они бы уехали из Рашки куда глаза глядят. Только забывают об одном. Уехать могут, а вот примут ли их там, куда они собираются уехать. Здесь все мы граждане страны по факту своего рождения.

Родина для нас — это мать, а мать, как известно, не выбирают. Нельзя захотеть и родиться в семье богатой матери. Матери есть разные, но мы любим своих матерей не за то, что у них есть деньги. Мы их любим просто за то, что они у нас есть. Вот эти диванные теоретики не видят разницы между Родиной-матерью и «Вашим превосходительством». Некому сейчас молодежь воспитывать. Родители бабки зарабатывают, а учителя боятся слово сказать, еще обвинят в чем-либо.

Родину нельзя любить за то, что она дает или не дает. Родина ничего не дает. Ее любят и защищают за то, что она просто есть.

В 1812 все крестьяне были крепостными — невольными. Наполеон думал, что стоит объявить ему освобождение крестьян и Россия падёт к его ногам. Не пала. Крестьяне с вилами, в безбрежных холодных лесах России изгоняли супостата до самой границы.

Гитлер надеялся, что стоит ему объявить в СССР избавление от красной чумы и Россия рассыпется как колосс на глиняных ногах. Не рассыпалась, не сдалась, а в 1945 ее сыны пришли в разрушенный Берлин и поставили точку в войне. Они воевали за Родину.

«И если любовь к Родине хранится у нас в сердцах и будет храниться до тех пор, пока эти сердца бьются, то ненависть к врагам всегда мы носим на кончиках штыков.» Михаил Шолохов «Они сражались за Родину»

Так пойдете ли вы воевать за Родину. Я свой выбор сделал. Мне 62 бегать по полям с пулеметом не смогу. Но выступить в роли защитника мне никто не помешает. Выберу бугорок, поставлю пулемет и зарою в русский чернозем столько, сколько смогу.

А вы пойдете воевать за Родину?

Понравился материал? Ставь палец вверх.

Ссылка на основную публикацию
Статьи c упоминанием слов:

Adblock
detector