1 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

Албания у наших не в чести

Бурнеша: Женщино-мужчины Албании.

В Албании до сих пор жива традиция «переделки» женщин в мужчин – их там несколько тысяч. Они берут мужские имена, носят мужскую одежду, ведут себя как мужчины. К этому их толкает Канун – свод архаических, родо-племенных законов.

Несмотря на то, что треть албанцев – христиане (половина из которых католики, другая половина православные) средневековый свод законов распространяется и на них. В этом Кануне нет ничего удивительного – подобные законы для самосохранения нации есть практически у всех горных, замкнутых социумов – от адатов в Чечне до билус в стране Басков. Другое дело, что в Албании Канун продолжает определять жизнь всего общества, а не только его архаических слоёв.

Одна из главных составляющих Кануна – кровная месть. Вот описание обыденной жизни в Албании по Кануну в 1990-е, которое давала газета Die Welt:

«Более половины населения северных горных территорий Албании не выходят из своих домов. Они опасаются кровной мести. Дело в том, что если провинился один человек из семьи, кара распространяется и на его родных.

За поруганную честь в Албании можно заплатить только кровью, а за пролитую кровь — опять же только кровью. После перемен последнего времени этот закон снова вступил в силу, причём чем меньше государственный контроль и управление на данной территории, тем большую силу набирают законы вендетты.

Планы кровной мести вынашивают годами. В деревне Блеран, находящейся недалеко от границы с Монтенегро, был убит Герг Капаклиа. За 13 лет до своей гибели он толкнул на улице представителя семьи Гека, а такое оскорбление, по албанскому кодексу чести, смывается только кровью. Капаклиа, вероятно, убили бы ещё тогда, но железные руки диктатора Энвера Ходжи надежно защищали албанцев от традиции. Герги отправился в Грецию, а когда вернулся, два брата кровно обиженного представителя семьи Гека пристрелили его прямо на улице.

Младший брат Герги — Пепин, бывший вместе с ним, заголосил и бросил камень в убийц, которые, недолго думая, пристрелили и его. Теперь уже настал черёд семьи Гека. Один из пяти братьев Герги всё-таки пристрелил одного из Гека, но попутно был застрелен и полицейский, который пытался остановить насилие. Таким образом, семья Капаклиа нажила себе сразу двух кровных врагов: к Гека прибавилась еще семья убитого полицейского.

Единственный способ остаться в живых для человека, приговорённого к смерти, — безвылазно сидеть у себя дома. Согласно албанскому кодексу Канун, кровного врага нельзя убивать у него дома, поэтому для семьи типа Капаклиа дом остаётся единственным спасением. Сейчас в Албании всего около 10 тыс. человек заперто таким образом в своих домах.

Кровную месть может остановить только глава семейного клана, который должен в случае намерения установить мир направиться добровольно к враждебному клану и предложить свою кровь в обмен на мир и спокойствие своей семьи. Если вторая сторона согласна, то они либо убивают отважного поборника мира, либо дают своё слово — «беса», оговаривая срок, в течение которого они не будут трогать членов клана, запросившего мира, до принятия окончательного решения. «Беса» означает начало возможного мира, который, в свою очередь, означает прощение, часто измеряемое в количестве передаваемого личного имущества и скота.

Возможно также обращение к признанному авторитету. Таким является, например, Ндрек Пьетри, проведший много лет в исправительных лагерях. После перемен он возглавил Союз политических заключенных и прославился своей способностью остановить ненависть и прекратить кровную вражду. Пьетри не призывает отказаться от вендетты вообще, считая, что она приобщает албанцев к настоящим законах их предков, реальная суть которых сейчас забыта и искажена.

Раньше, рассказывает Пьетри, провинившаяся семья скрывалась в горах и ждала решения совета старейшин. Старейшины обычно наказывали только убийц и непосредственных виновных и не трогали всю семью. Вот эту традицию и собирается восстановить Пьетри».

Сегодня, конечно, Албания в какой-то мере европеизировалась, но жизнь по Кануну осталась. В частности, согласно 88 параграфу, Канун признаёт наследником сына, а не дочь, в том случае, если в семье нет сыновей-наследников. Дочь при этом может стать только «бурнеша», то есть «женщино-мужчино»»: принять клятву оставаться целомудренной и не вступать в брак, и эта клятва не должна нарушаться до конца её жизни. Только таким образом женщина может стать главой семьи и официальным наследником. Бурнеша хорошо приняты в рамках общности, ими даже восхищаются за силу воли…

Албанцы: один из самых непонятных народов Европы

Трудно найти европейский народ, который мог бы с большей обоснованностью претендовать на громкое звание белого пятна на этнической карте субконтинента больше, чем албанцы. Действительно, большинству наших сограждан известно только то, что албанцы в принципе где-то существуют, и что есть какой-то албанский язык, который сводится к тому, чтобы намеренно уродовать русский. Но что же это за народ на самом деле?

Большинству даже не известно то, что Албания находится на Балканском полуострове. Сам же народ живет не только в этой стране, но и в соседних, особенно в Косово и странах бывшей Югославии.

Название страны использовал еще Птолемей и, предположительно, оно происходит от иллирийского «олба» селение. Правда, сами албанцы называют свою страну Шкиперией, что означает «страна орлов». Кого подразумевают они под орлами – пернатых или самих себя, история умалчивает. Кстати, в Молдавии албанцев называли арнаутами, и та самая одесская улица, на которой делается вся контрабанда, названа именно в честь них.

История народа очень путаная. Большинство исследователей сходятся на том, что албанцы являются потомками иллирийцев, на земли которых после великого переселения народов пришли славяне. Смешно сказать, но большинству наших соотечественников неизвестно и то, что примерно в середине первого тысячелетия нашей эры славянские племена совершили массированное продвижение с севера на юг и восток, результатом чего стало почти полное завоевание Балканского полуострова, в том числе и территория нынешней Албании.

Исходя из этого неопровержимого факта, основная масса исследователей считает, что албанцы являются потомками преимущественно иллирийцев и осевших здесь славян. Однако это было бы слишком просто, а у албанцев так не принято.

Читать еще:  Коллаборация Wings + Horns

Помимо славян на албанцев влияли, греки, македонцы, итальянцы, турки и даже северные иранцы в лице регулярно наведывавшихся сюда сарматов. Но то, что основой послужили иллирийцы – скорее всего, факт. Его подтверждают генетические исследования, показавшие, что албанцы представляют собой явно европейскую, но достаточно обособленную группу.

Формирование собственно албанского этноса приходится где-то на XII век. В течение последующих двух веков Албания постоянно конфликтовала и пыталась уйти от итальянских притязаний. Только это им удалось, как сюда пришли турки-османы. Против них постоянно поднимались восстания, которые кроваво подавлялись, после чего албанцы мстили османам новым восстанием, одно из которых даже на время подарило стране независимость.

Наконец в XX веке Албания избавилась от надоедливых османов, умудрившись при этом по большей части перенять религию ненавистных владык (около 60% албанцев – мусульмане). Только получили свободу, как к ним опять сунула нос Италия. Последняя получила от албанцев по носу, но потом снова наложила свою лапу. Не успели албанцы отбиться в очередной раз, как к власти пришел Бенито Муссолини, и о независимости пришлось снова забыть.

Во время Второй Мировой в Албании существовало довольно сильное партизанское подполье, которое возглавлял коммунист Энвер Ходжа, считавший примером для подражания Сталина. После окончания войны он организовал коммунистическое правительство.

Поначалу все шло неплохо, но потом в СССР развенчали культ личности, а Энвер этого не заценил, и рассорился в большим братом, начав дружить с Китаем. Но там тоже отказались от маоизма, что опять привело к разрыву отношений. Как результат – самоизоляция, помноженная не возрастающую паранойю Энвера, который повсюду строил бункеры и все ждал, что на Албанию нападет то СССР, то США. Но, увы, оба государства его разочаровали, и Энвер умер непобежденным.

Параллельно он закручивал все мыслимые гайки, запретил все религии, и даже переехать из одного населенного пункта в другой было проблематично. Короче, парень оторвался так, что после краха коммунизма его обложили всеми мыслимыми нехорошими субстанциями. Хотя сторонники отмечают и то, что посреди террора были и впечатляющие достижения. Не мне судить покойника, но то что это время было непростым – не вызывает сомнений.

После его смерти Албания стала искать нормальное место под солнцем и сказать, что оно найдено, пока что нельзя. Народ массово мигрирует, куда только можно, хотя основная масса, конечно, осталась.

Во многом это объясняется местным достаточно ленивым менталитетом. Работать албанцы не слишком любят, зато отдыхать – большие мастера. Дело чести – пригласить как можно больше гостей: это признак статуса. Правда, на хорошем застолье можно и разориться, поэтому ограничиваются сладостями и кофе.

Еще один принципиальный вопрос – гулять по улицам, заглядывая в самые лучшие (или хоть какие-то) кафе, приодевшись в лучший наряд. Это тоже повышает статус. Еще больше его повысить можно, заплатив за другого.

Со стороны это выглядит, конечно, забавно, однако фактом остается то, что все те, кто понимает, что самый лучший способ повысить свой статус – это просто заработать побольше, уезжают туда, где для этого есть возможности, то есть за границу.

Оставшиеся же предпочитают пускать пыль в глаза, подобно нищим, но гордым испанским идальго XVI–XVII веков, которые специально выходили на улицу, посыпав бороду крошками, чтобы выглядеть сытно поевшими.

При таком раскладе рассчитывать на экономический рост государства не приходится. Можно добавить к этому различные националистические движения, которые всячески раздувают национальную гордость, что, как показывает опыт, ни к чему, кроме потерянного на раздувание щек времени, не приводит.

В языковом плане албанский язык и в самом деле оправдывает свое название, будучи одним из самых мудреных индоевропейских языков. Большая часть родственных языков уже вымерла, и из живых родственников остался только армянский.

Чтобы понять степень его сложности, достаточно сказать, что даже русский с его невозможной в Европе репутацией, не так сложен. А у албанцев и времен больше, и падежей, и куча диалектов, и как во всем этом правильно сориентироваться, не всегда понимают даже специалисты.

К этому добавилось влияние турецкого и русского языка, впрочем, не только их. Так что смесь получилась ядреная даже для лингвистов. Примерно то же самое можно сказать и о самых разных видах культуры, которые испытали все мыслимые влияния.

Музыкальные корни уходят в глубокую древность, как и язык. Архитектура представлена романским, греческим, византийским, османским и даже уникальным иллирийским стилями. Пища простая, но и она не смогла остаться в стороне. Так от турок албанцы позаимствовали культ турецкого кофе и всевозможных сладостей, которые по своей изощренности резко контрастируют с обыденной пищей.

Национальная одежда имеет около 200 разновидностей, и так далее. Можно сказать, что в Албании совместилось, казалось бы, несовместимое и возможно невозможное. К примеру, несмотря на сомнительное финансовое положение это одна из самых безопасных стран, населением до 5 миллионов человек, а соседство с бывшей Югославией не помешало Албании никак не вмешиваться в югославский конфликт.

Напоследок остается сказать, что албанцы – одна из немногих наций, которая кивает головой в знак отрицания. Так что, если вы предложите албанской девушке романтическую встречу, и она кивнет вам головой – не обольщаетесь.

«Меня провожали в Албанию как на войну». Как я отдохнул в самой страшной стране Европы

Когда я собрался в страну орлов, на меня смотрели как на сумасшедшего. «Ты что там забыл? Тебе жить надоело или поехать некуда? Возьми путевку в Испанию и наслаждайся». И так говорили люди, которые вообще слабо представляли, где Албания находится: «Она разве в Европе? А я думал, что где-то в Азии. Ты бы еще в Косово поехал, чтобы тебя украли и потребовали миллион долларов». Я улыбался и отшучивался, говорил, что это глупости, но на меня все равно смотрели с явным недоверием, а потом провожали так, словно я уезжал в воюющую Сирию.

Так на меня глядят и сейчас, хотя я дважды побывал в Албании, влюбился в нее по уши и готов сорваться в эту страну в любое мгновенье. Меня вообще нереально вставляет уже от одного ощущения возможной встречи с этим уникальным уголком Европы — раем на земле или кусочком Атлантиды, который кто-то хитроумно спрятал в глубине Балкан и стережет от нас при помощи разнообразных мифов и домыслов. Попытаюсь же опровергнуть самые распространенные, а заодно расскажу о своих впечатлениях.

Читать еще:  Skyfall выставлена на продажу

«Албанияисламская страна»

Это первое, что все говорят, узнав, что ты едешь в маленькую страну, зажатую между Черногорией, Сербией, Македонией, Грецией и Средиземным морем. Но стоит оказаться в Шкиприи (так сами албанцы называют свою родину), как понимаешь, что никакого исламского фундаментализма, шариата и прочего джихада здесь нет и близко. Албания вообще куда более светская страна, чем Россия или хотя бы та же Турция. Религия в Албании не давит настолько на общество и государство, здесь практически не видно женщин в хиджабах и не так уж много мечетей. Зато есть храмы других конфессий.

Я помню, как меня это удивило два года назад, когда я впервые прилетел в Тирану и оказался в самом сердце албанской столицы — на площади Скандербега. На одном ее конце стоит миниатюрная мечеть XIX века, а в другом лет пять назад отгрохали вместительный православный храм в каком-то новом стиле. Такая же картина и в других городах Албании: там тоже мирно соседствуют разные конфессии — ислам, православие и католицизм, что как нельзя лучше говорит о веротерпимости.

«В Албании живут агрессивные и негостеприимные люди»

Что-что, а это точно враки. Албанцы — самые настоящие средиземноморцы, открытые и доброжелательные. Я никогда не чувствовал в них напряжения или агрессии. Наоборот, с их лиц не сходили улыбки, и они всегда отвечали взаимностью на положительные эмоции. К тому же албанцы очень общительны. Уже в аэропорту Белграда они расспрашивали меня, кто я и откуда, а во время остального отпуска нередко подходили просто познакомиться, узнав, что рядом живет русский.

Наши соотечественники вообще в почете у местных — видимо, с тех времен, когда Советский Союз оказывал большую помощь Албании. Старшее поколение всегда вспомнит несколько русских слов или фраз, которые выучило в школе (русский язык до начала 90-х был первым иностранным в Албании). Молодежь может просто проявить интерес к русским, которых никогда не видело.

Насчет же гостеприимства албанцев могу рассказать один случай из недавнего отпуска. Этим летом я зашел в кафе при одной мини-гостинице, чтобы купить бутылку воды. Так вот хозяин не только узнал меня, назвал мое имя и вспомнил, что два года назад я у него останавливался. Он еще и не хотел отпускать меня без шота ракии и чашки кофе, за которые отказался брать деньги. Пришлось уважить старика и выпить и то и другое, хотя на термометре было за +30.

Правда, иногда можно нарваться и на излишнюю назойливость. В Тиране меня как-то донимали дети, которые торгуют значками, ручками и магнитиками. Они буквально преследовали меня пару кварталов, настойчиво впаривая бесполезную дребедень за несколько евро.

Охочи до денег и местные таксисты — несколько раз они явно накручивали мне стоимость в 2-3 раза. Хотя по сравнению с российскими расценками это, конечно, мелочи.

«В Албании опасно — там рассадник терроризма и мафии»

А вот и нет. За оба отпуска я ни разу не столкнулся ни с преступностью, ни с проверками со стороны полиции. Нигде, кроме стойки регистрации в аэропорту и в хостелах, я ни разу не показывал паспорт. Мне даже показалось, что в Албании безопаснее, чем у нас дома. Правда, какая-никакая преступность здесь тоже, наверное, имеется. К тому же местное телевидение иногда показывает сюжеты с маски-шоу и задержанием наркоторговцев. Но в целом в Албании очень спокойно и тихо.

Последний раз масштабная буча со стрельбой была лет 20 назад, когда после краха финансовых пирамид разразилась гражданская война и ООН пришлось высылать миротворцев. С тех пор больших конфликтов в стране, насколько я знаю, не было. Ну, разве что раз в пять лет полиция может разогнать излишне крикливую демонстрацию перед правительством. Но где такое не встретишь?

«В Албанию сложно попасть, нужно специально оформлять визу»

Если очень захотеть, то, как говорится, можно и в космос улететь. Но в случае с Албанией такие усилия, конечно, не потребуются. Лично я приезжал в Шкиприю без особых проблем. Единственная сложность была в том, что между Россией и Албанией нет прямого авиасообщения, и приходится брать рейсы через Белград, Стамбул или другие столицы. Совсем недавно к ним присоединился и Минск. В этот же отпуск я добирался до Албании на пароме из итальянского города Бари, где находятся мощи Николая Чудотворца.

С визами тоже не все так плохо, как кажется. Последние несколько лет албанцы вводят безвизовый режим для россиян и белорусов — с июня по ноябрь. Для обладателей же шенгена вообще лафа — они могут въезжать в Албанию, как в любую страну Евросоюза. Албанские власти издали для этого специальное распоряжение.

«В Албании не на что смотреть, зачем туда ехать?»

Так говорят только те, кто совсем ничего не знает про Албанию. При малых размерах страны (340 км с севера на юг и 150 с востока на запад), в ней сочетается столько плюсов, сколько редко бывает в других странах. Самый главный из них — два потрясающих моря, Адриатическое и Ионическое, с галечными и песчаными пляжами.

И что важно — без толп туристов, которые ходят за своими гидами или занимают все побережье так, что яблоку упасть некуда.

Второе — это завораживающие албанские горы, серо-сизые или темно-синие, окутанные легкой туманной дымкой, иногда с белой шапкой изо льда и снега сверху. Таких больше нигде нет, честное слово. Горы в Италии блекнут и меркнут по сравнению с албанскими. На юге страны они теснятся у лазурного побережья, на них нередко висят облака, и когда едешь по петляющему серпантину вдоль обрывов и вековых сосен, создается впечатление, что ты на жюль-верновском таинственном острове.

Но Албания замечательна не только природой. Здесь много исторических городов — с османской застройкой, крепостями, музеями и другими памятниками. Сильнейшее впечатление производит Гирокастра — городок на склоне горы на юге Албании. Его исторический центр усеян традиционными домами с аккуратной каменной черепицей и переплетен мощеными улицами, которые создают причудливый лабиринт городского пространства. Над всем этим возвышается старинная крепость и башня с часами. Так и кажется, что это иллюстрация из какой-то исторической хроники, которая ожила перед твоими глазами.

Читать еще:  Обзор Suzuki GSX 750 F: технические характеристики, цена

Такой же эффект производит Берат — город тысячи окон, как его здесь называют, тоже прилепившийся на склоне горы, с домиками в турецком стиле и действительно несчетным количеством окон, которые громоздятся друг над другом. Очень ярким и необычным кажется Бутрин — развалины древнегреческой колонии на берегу Ионического моря. Там можно увидеть античные мозаики, прогуляться по амфитеатру, посмотреть на остатки некогда мощных стен и бани, где в былые времена резвились местные жители.

Рядом с Тираной находится Круя — древняя столица княжества Скандербега, национального героя Албании, которого несколько десятилетий не могли покорить турки. На севере страны есть прекрасные албанские Альпы и Шкодерское озеро. На востоке — еще два озера, Охридское и Преспанское, а на западе — античные руины Аполлонии. Есть и артефакты из более современной истории. Например, Порто-Палермо на берегу Ионического моря с хорошо сохранившейся крепостью Али-Паши Тепеленского, которого упоминает Дюма в «Графе Монте-Кристо». А рядом с крепостью — вырубленная в скале бывшая база подводных лодок, которую построили еще во времена дружбы с Советским Союзом.

Кровная месть в Албании

10 000 человек пострадали от кровной мести в Северной Албании. Они живут в страхе, скрываясь от мести противостоящих семей. 1000 детей не выходят из дома и не ходят в школы. 2000 женщин потеряли своих мужей из-за сведения счетов. Падение коммунистического режима в 1991 году привело к возрождению прежних законов. Канун, “кодекс чести” разработанный Леком Дукаджини в 15 веке, стал действовать тогда, когда перестала работать полицейская и судебная системы. Канун строго устанавливает правила мести. Если один из членов семьи убит, семья должна отомстить.

“Кровь смывается только кровью” Гл. 848 Кануна Лека Дукаджини.

10 августа 2003 года в 11 утра мой отец решил покончить жизнь самоубийством и бросился в колодец. Моя сестра рассказала нам об этом спустя три часа. Она вышла, чтобы набрать воды. Взяв ведра в руки, она заметила тело отца, лежащего на дне. Шел сильный дождь и колодец был полон. Мне 14 лет и меня зовут Антон Хили. Теперь я живу с моими четырьмя сестрами и матерью.

Раньше мы жили в горах в маленькой деревеньке под названием Дукаджин. Десять лет назад мой дядя подрался с соседом. Он убил его камнем. Проломил ему череп. Мы вынуждены были покинуть наш дом. Семья убитого хотела убить нас. Мы отправились в Шкодер. С тех пор, мы не выходим на улицу, боимся, что нас убьют. Моего отца звали Воксан. Ему надоело прятаться. Он бросился в колодец потому, что не мог больше этого терпеть. Иногда, ночью, я просыпаюсь думая, что слышу шум в саду.

“Один из нас должен умереть” — Хисши Ймери. Она скрывается со своим сыном Албаном последние три года.

“За последние два года, две тысячи Албанских полицейских погибли на службе. Эта цифра говорит о том, насколько в нашей стране не уважают закон”,- Артан Хакжи, Мэр Шкодера, 7 февраля 2004.

Население: 80 000 жителей

Уровень безработицы: 54%

Средний годовой доход 750 евро

Особенности: В половине домов отсутствует электричество.

15 мая 2000 года в 5:30 утра Петр Вукаи вышел из маленького дома, где он жил со своей женой и тремя детьми. Он фермер и каждое утро уходил работать на рассвете. В его сумке завтрак, который он съест позже, в поле. Его жена беременна, а двое сыновей, Кристиан и Александр и его дочь Албана скоро пойдут в школу. Он не чувствовал себя спокойным с момента убийства своего брата, которое произошло шесть месяцев назад.

Впереди он видит своих друзей-фермеров, склонившихся над грузовиком. Вдруг, по соседней тропинке, приближаются трое мужчин с автоматами. Они целятся в него и начинают стрелять у всех на глазах. Получив несколько пуль в грудь, он падает на землю. Мужчины подходят и добивают его пулей в голову.

29 апреля 2000 года в 22:30 Гуэзим Дибра возвращался домой из ресторана где он работал посудомойщиком. Он проходил возле своего огорода, когда двое мужчин внезапно появились из темноты и начали стрелять в него. Услышав выстрелы, его жена Букури выскочила на улицу и побежала к нему. Гуэзим, весь в крови, лежал по середине дороги и громко кричал. Мужчины вернулись и начали избивать обеих. Букури в итоге оказалась в больнице. Тело ее мужа было практически разорвано на куски.

Элиоха был любимцем Гуэзима. Он брал его с собой везде. Научил водить и работать с плугом. Гуэзим часто говорил: «Элиоха – мой любимый сын. Мой любимый сын»

Профессия: Последние 12 лет он работает как посредник между семьями, связанными кровной местью. Он старается примирить их за определенную плату.

28 ноября 2002 года в 15:30 мой муж Рафи пил кофе не далеко от дома. К нему подошел друг и попросил занять денег. У Рафи был магазинчик в центре Шкодера и они пошли туда поговорить. Рафи отказался дать ему днег. Тогда этот человек достал пистолет и выстрелил ему в голову. Меня зовут Зана Пепэ. У меня пятеро детей. Четыре девочки и мальчик, Саддам. Пока они молоды, но они вырастут…

5 октября 1999 в 9:30 Дейд Хили вышел из дома в котором он жил со своей женой Уной, дочерью Агентин и сыном Гуэзимом. Он направился в сторону банка. Он бухгалтер в небольшой строительной фирме и ему нужно было забрать зарплату рабочих за месяц. Он зашел в банк, встретился с сотрудником, который ведет счета компании и получил 130 000 лек, что приблизительно равно 1000 евро. Он спрятал деньги в карман, вышел из банка и отправился в свой офис.

Когда он переходил улицу, он увидел мужчину, бегущего к нему. Мужчина был вооружен, но только в нескольких метрах от Дейда он поднял оружие и прицелился. Три выстрела. Дейд Хили убит на месте. Дина не знала о смерти мужа до вечера, когда сосед пришел, чтобы сказать ей об этом. Она до сих пор в трауре.

“В ваших силах сохранить свое человеческое достоинство или потерять его” , — Гл. 933 Кануна Лека Дукаджини.

Ссылка на основную публикацию
Статьи c упоминанием слов:

Adblock
detector